Вверх страницы

Вниз страницы
Вверх страницы
Вниз страницы

MusicalRoom

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MusicalRoom » Интервью » JACK STRIFY


JACK STRIFY

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Выкладываем.

0

2

JACK STRIFY: Я НИКОГДА НЕ ДУМАЛ, ЧТО БУДУ СТОЯТЬ НА СЦЕНЕ СНОВА!

Долгожданный приезд Джека Страйфи (Jack Strify) – вокалиста распавшейся популярной немецкой глэм-рок группы Cinema Bizarre – состоялся! Мы встретились с ним сразу после его «Strange New World»-шоу, чтобы задать несколько вопросов. Однако наше интервью переросло в дружескую беседу, во время которой Страйфи поделился впечатлениями от только что отыгранного первого сольного концерта, рассказал о своей новой команде, попытке воссоединения Cinema Bizarre и его тайных приездах в Москву!

Джек Страйфи пребывал в прекрасном настроении, отлично выглядел и был очень дружелюбен. И первый вопрос, который прозвучал в гримерке, исходил от него самого:

Очень рад вас видеть! Вам понравилось шоу?

Это было великолепное шоу! Спасибо! У тебя прекрасный голос и ты отлично танцуешь!

Spasibo… (Смеется)

Будем ждать тебя в России снова!

Я надеюсь, что мы вернемся в следующем году. Было здорово! Потрясающий день для меня!

Поклонники ждали этого дня четыре года, и сейчас ты возвращаешься и устраиваешь свой сольный концерт! Представляешь, в каком волнении они пребывали? Что ты чувствуешь сейчас, после концерта?

Я потрясен, очень потрясен. Ведь это мой первый сольный концерт. У меня было несколько DJ-сетов, которые проходили действительно классно, но ничто не сравнится с настоящим концертом. Конечно, это больше не Cinema Bizarre, это – Jack Strify, это я.

Никогда не знаешь, как все пройдет, особенно, если берешь новый старт, однако это было очень хорошее начало. Я не ожидал, что придет так много людей. Я действительно потрясен и так счастлив! И очень взволнован. Я все еще не могу поверить в то, что был на сцене. Как будто я под наркотиками или под действием водки ха-ха… Боже… Я чувствую, будто опьянен музыкой.

В эфире телеканала Муз-ТВ можно увидеть твои три первых клипа на песни «Brave New World», «Sanctuary» и «Halo». Ты, как и всегда, искренен и умеешь удивлять своих поклонников. Что тебя вдохновляло во время создания клипов?

Когда я пишу песни, в моей голове уже созданы визуальные образы. Это подобно переводу: я перевожу изображения в своей голове в музыку и затем перевожу обратно в картинки. Все взаимосвязано. Это моя интуиция и также мое понимание. Я читаю много книг, я люблю музыку, мне нравится мода. Все эти вещи являются частью моего мира.

И я самый настоящий визуал. Кто-то может сказать, что я уделяю визуальным образам слишком много внимания, но, я думаю, это просто форма моего самовыражения, потому что я никогда не был достаточно хорош в разговоре о своих эмоциях. Так что я могу вкладывать их в картинки.

Какая из песен с твоего мини-альбома у тебя самая любимая?

О, действительно трудно выбрать… В самом деле трудно. Но я думаю, что «Halo» – моя самая любимая.

На своем шоу, помимо своих сольных песен, ты отыграл несколько композиций Cinema Bizarre. Что ты чувствуешь, когда исполняешь эти песни?

О, это здорово. Я люблю эти песни… Потому что я люблю моих деток! Так что, конечно, я хочу петь и их тоже. А еще я решил петь некоторые песни, которые мы никогда не исполняли живьем прежде. И каждый был действительно удивлен, когда мы спели «I don’t wanna know», к примеру. Каждый был удивлен. Это было классно.

Испытываешь ностальгию?

Ностальгию? Не особо. Просто хорошие воспоминания, но это не ностальгия.

Поддерживаешь отношения с бывшими участниками Cinema Bizarre? Как они отреагировали на твой мини-альбом?

Kiro был одним из первых, кто играл мою музыку. И я показал ему больше песен – даже те, которые вы еще пока не знаете. (Улыбается) Он был действительно счастлив за меня, и это здорово. И Шин, конечно, знает о моем мини-альбоме. Ему он тоже понравился. Мы работаем с ним вместе над фотографиями и видео. Да, мы все еще поддерживаем связь друг с другом. Иногда это трудно, но мы стараемся быть на связи.

Кстати, мы видели Шина с камерой на сцене. Где он сейчас?

Он в другой комнате, потому что он довольно стеснительный. И он говорил, что после Cinema Bizarre больше не хочет быть на публике. Также он сказал: «Пожалуйста, не говори Шин на сцене» (Однако Шину не удалось этого избежать – Страйфи все равно представил его во время концерта, – прим. авт.). Но, конечно, каждый хочет его увидеть и он тоже рад видеть всех вас.

(Страйфи отправился за Шином в соседнюю комнату. Через минуту перед нами предстал высокий брюнет, экс-барабанщик Cinema Bizarre. Ныне он режиссер и оператор-постановщик, обладатель награды «Deutscher Kamerapreis 2012», а также незаменимый человек для Страйфи. В ходе их плодотворного сотрудничества появились замечательные фотосессии и видеоклипы Страйфи. Пообщавшись с Шином, мы вернулись к интервью.)

Страйфи, что можешь сказать о своей новой команде?

Они очень крутые. Я встретил их примерно полтора года назад. Они были представлены мне моим менеджером, потому что я сказал: «Я хочу играть live снова». Я нуждался в людях, которые могли бы помочь мне осуществить задуманное. И я просто поговорил с ребятами. И мы прекрасно сработались. Они действительно крутые. Здорово, что они сейчас со мной. Я работаю с огромным количеством различных артистов в данный момент.

После распада Cinema Bizarre и до твоего возвращения на сцену с сольным концертом прошло  четыре года. Что изменилось внутри тебя за это время? Как это отразилось на твоем творчестве?

После того как мы сказали, что хотим распасться, мы не знали, что будет дальше. И мы встретились снова через год, чтобы понять, можем ли воссоединиться. Но нам стало ясно, что на тот момент это была не лучшая идея для нас. И тогда мы сказали: «Ок, это конец». Несомненно, это было очень тяжелое время для меня. Я был в депрессии. Конечно, я думал и о том, что уже никогда не буду петь снова. Но я просто продолжил писать песни. Это была своего рода терапия.

И я пришел в студию, и одна из первых песен, которую я написал, была «Brave New World». Я хотел, чтобы она стала первой из моей трилогии, потому что она была подобна началу новой главы и мечтанию о чем-то новом. Не знаю, написание песен действительно помогло мне снова поверить в себя. Я никогда не думал, что буду стоять на сцене снова… Это действительно потрясающе.

Мы так рады, что ты снова на сцене!

А я так рад видеть всех вас!

Ты неоднократно посещал Москву. У тебя появились здесь любимые места? Например, чтобы совершить прогулку с друзьями.

Даже не знаю, мы никогда не гуляли слишком долго. Мы передвигались на машине, ведь Москва такой большой город! В Берлине я всегда хожу пешком, потому что так быстрее. Я отмечал русское Рождество здесь и канун Нового Года тоже. Мне безумно понравилось, потому что я катался на коньках на Красной Площади. Это было нечто очень особенное. Великолепные воспоминания… А еще мы были в нескольких ресторанах, которые мне тоже очень понравились. В Москве отличная еда!

Кстати, у тебя отлично получается говорить на русском!

Я знаю не так много слов. (Задорно смеется) И я могу говорить глупые слова. Что-то вроде muravei, holodilnike, babochka...

Кто тебя учил?

Я сам.

Тебе нравится русский язык?

Да. Мне нравится, потому что он очень таинственный и красивый.

Какие книги ты сейчас читаешь?

О, на самом деле, я все еще не начал ее читать, но привёз с собой – это книга Александра Пушкина «Евгений Онегин». Я хочу читать ее сейчас, потому что, думаю, что это так здорово  – быть здесь, в России, и читать эту книгу.

Приятно, что свои первые концерты ты играешь у нас. Здесь у тебя действительно преданные поклонники. Планируешь совершить тур по Европе и Америке в ближайшем будущем?

Да, конечно, я хочу этого. Мы работаем над этим прямо сейчас. Мы хотим сыграть больше шоу очень скоро. Я хочу играть в Германии, я хочу во Францию, в Беларусь. Здорово быть сейчас здесь, в России. И, я думаю, это был идеальный старт. Было действительно потрясающе! Шоу не было идеальным. Я сделал некоторые маленькие ошибки. Может быть, никто не заметил. Но, да, я был счастлив. Это подобно сну.

Что бы ты хотел пожелать своим российским поклонникам?

Я желаю им любви… Я желаю им любви и счастья. И я надеюсь, что у них благополучная прекрасная жизнь. И я надеюсь, что они могут наслаждаться своей жизнью, что они любят себя, и что они дарят любовь, потому что я всегда говорю – я хочу дарить любовь. Ведь, я думаю, сейчас так много ненависти, особенно в интернете, например. И я просто хочу сказать: я надеюсь, вы не делаете зла, и, я надеюсь, никто не делает зла вам. Просто будьте милыми. И счастливыми.

Большое спасибо!
с http://rockoracle.ru/component/content/ … rify-.html

0

3

Я стал старше

Архив интервью | English version
Джек Страйфи хорошо знаком российской публике – в недавнем прошлом, под именем Страйфи, он был вокалистом успешного немецкого проекта Cinema Bizarre, снискавшего большую любовь у наших юных соотечественниц. Много фанатских слез было пролито с тех пор, как в 2010 году парни объявили о прекращении совместной деятельности, но преданные поклонники не теряли надежду вновь увидеть своих любимцев на сцене. И их терпение было вознаграждено: в феврале Джек Страйфи возвращается в Россию с сольными концертами. Более того, обещает порадовать исполнением старых хитов Cinema Bizarre. И хотя собственные песни Джека, как позволяет судить выпущенный им первый сольный EP “Glitter & Dirt”, имеют немного общего с полюбившейся фанатам стилистикой Cinema Bizarre, заждавшаяся публика, без всяких сомнений, примет его с большим энтузиазмом.

Как жизнь, Джек?

В полном порядке! Я только что позанимался спортом, теперь даю интервью, а потом буду репетировать номера для своего тура. Отличный день!

Да, звучит неплохо! Ты совсем недавно начал сольную карьеру. Почувствовал ли ты себя свободнее? Можешь ли ты сказать, что теперь у тебя появилась возможность по-настоящему выразить себя?

Да, могу, хотя это не связано с тем, что теперь я сольный исполнитель, – просто теперь у меня иной подход к работе, нежели был у Cinema Bizarre. Сейчас я работаю без помощи звукозаписывающей компании, поэтому, с одной стороны, у меня меньше денег и меньше промоушена, но с другой стороны, как артист я могу делать то, что хочу, – и это очень здорово и очень приятно.

Работать «на себя» намного сложнее?

Ну, какие-то трудности неизбежны в любом случае. И сейчас я, возможно, делаю ошибки, которые компания бы не допустила, но мне все равно лучше работать так. Понимать, что это все не лейбл, это я сам, – уже большая радость.

Значит ли это, что ты несешь полную материальную ответственность за все?

И это тоже.

Было ли что-то такое в имидже и звучании Cinema Bizarre, что бы ты хотел для себя сохранить, и что-то такое, от чего ты с радостью избавился?

Нет ничего такого, от чего бы я хотел избавиться, но тогда мы были очень молоды, а сейчас я стал взрослее и много чему научился. И если я и хотел бы что-то изменить, то только потому, что я стал старше, а не потому, что меня там что-то не устраивало. Это было прекрасное время, нам было очень весело вместе, мы получили столько опыта и были так успешны – нам очень повезло! Но теперь мне хочется делать все по-другому, потому что я сам стал другим.

Но из чувства признательности Cinema Bizarre ты все-таки оставил себе то же имя – Страйфи?

Нет, это прозвище было у меня еще до Cinema Bizarre, и я хотел, чтобы оно со мной и дальше оставалось.

А «Джек» откуда взялся?

Меня всегда так называли. Тоже еще до Cinema Bizarre, лет с 14-15. Это не просто прозвище – это то, кто я есть и кем хотел бы быть. И мне очень нравится, как это звучит – «Джек Страйфи». Мне нравится вот это противопоставление – там есть контраст между абсолютно уникальным именем «Страйфи» и именем «Джек», которое может носить кто угодно. Мне нравится этот контраст двух миров, потому что в этом весь я. Я уникален, я очень необычный, экспрессивный, временами сложный, но иногда я простой парень, который хочет целый день валяться в постели, смотреть дома кино и заниматься прочими делами, которыми занимаются все. Так что это идеальное имя, это действительно я. Джек Страйфи – это я. А еще это звучит как название модного бренда.

Как зародилась идея твоего мини-альбома “Glitter & Dirt”? Ты сам все придумывал, или тебе кто-то помогал дружеским советом?

Я все делаю сам. Правда, песни я самостоятельно не пишу. На то есть объективная причина: хоть я и пытаюсь вносить свою лепту в сочинение песен и стараюсь разобраться с тем, как это делается, но я не умею прилично играть ни на одном инструменте, и мне в любом случае нужна посторонняя помощь, поэтому без других людей здесь не обойтись. Так что все мои песни написаны в соавторстве. Но тут есть один очень классный момент: даже несмотря на то, что я работаю с разными людьми, в каждой моей песне вы слышите меня – у них у всех есть один связующий элемент, и это я. Что же касается всего остального, всей визуальной составляющей, моего внешнего вида, – это все плод моей личной фантазии. У меня даже футболки собственного дизайна. Я сам себе сцену для грядущего тура придумал. Я составляю сет-лист, я отбираю песни, я сам принимаю все решения.

Ну и что навело тебя на мысль об этом контрасте блеска и грязи (“Glitter & Dirt”)?

Я придумал название “Glitter and Dirt”, потому что, как мне кажется, Берлин полон блеска и грязи. Это же можно сказать и про меня. (Cмеется.) Никто не идеален – и именно поэтому мне так комфортно в Берлине, в нем полно контрастов. Здесь все блестящее и гламурное вместе с тем кажется какой-то дешевкой. Это особенно заметно по берлинской неделе моды. Здесь не то, что в Париже или Милане, где существует поистине «высокая мода», где каждый наряд - это произведение искусства. Здесь это, скорее, такое, «воннаби» – ничего кроме блеска. И я люблю этот блеск, даже несмотря на то, что он поддельный. Вроде, сверкает, но на самом деле это не более чем иллюзия, – а меня завораживают иллюзии, потому что я считаю, что очень многое в нашей жизни иллюзорно. Взять даже весь наш мир – мы все обсуждаем реалии нашей жизни как нечто безусловное, но ведь вся наша реальность создается людьми. Система, в которой мы существуем, общество, которому мы принадлежим, – все это, возможно, лишь иллюзия. Я не утверждаю, что это так, – я только задаю вопросы. И вот в этом и есть блеск и грязь – снаружи блестит, а внутри, может, все очень неприглядно.

Получается, что город, в котором ты живешь, и обстоятельства нашей современной жизни – это твои основные источники вдохновения?

Да, точно. И еще люди, потому что, на мой взгляд, тебя определяют люди, которыми ты окружен. Так что на меня влияют и мои друзья, и люди, с которыми я работаю, и сам Берлин. А еще меня вдохновляет кино – я люблю смотреть фильмы! Я также интересуюсь модой – и мое собственное творчество тоже имеет очень сильную визуальную составляющую. Когда я пишу песню, я всегда представляю себе, как бы выглядело видео на нее.

Ты планируешь выпуск полноформатного альбома?

Да.

Можешь уже что-нибудь о нем рассказать?

Я с удовольствием расскажу тебе о нем, я бы даже с удовольствием дал тебе послушать пару песен. Последние три года я много экспериментировал, работал с разными людьми, но еще сам не знал, в каком направлении хочу двигаться, – и результатом этих поисков стал мой первый EP. Причина, по которой та запись была выпущена, – это мои фанаты. Они такие преданные! Я просто не мог в это поверить: даже несмотря на то, что я все это время особо ничего не делал, они все еще оставались со мной. Так что эта пластинка была способом сказать им «спасибо», а также она дала старт моей карьере – ведь теперь я могу поехать в тур благодаря ей. А над своим полноформатным альбомом я начал работать в сентябре. Сейчас у нас готова примерно половина песен. Они все очень крутые, альбом будет хороший. Я работаю над ним с композитором по имени Мишель Леонард. Она моя близкая подруга, мне очень нравятся ее работы – она очень талантлива, обладает блестящими композиторскими навыками и понимает, что мне нужно, лучше, чем кто-либо другой. Она написала “Lovesongs” (дебютный сингл и «визитная карточка» Cinema Bizarre – прим. авт.), мы с ней вместе написали “My Obsession” (второй сингл с альбома “ToyZ” – прим. авт.). Мы с ней работали над очень многими песнями. Например, над еще одной песней для Cinema Bizarre – “Je Ne Regrette Rien” (также с альбома “ToyZ” – прим. авт.). Я продолжаю сотрудничать с ней по сей день, и у нас уже готово несколько замечательных песен. Например, есть одна песня, которая называется “Lovers When It’s Cold”, – мне она очень нравится, она обязательно войдет в альбом. Но нам нужно еще немного времени, потому что у нас еще много планов, и все за один день не сделаешь. Возможно, я даже сначала выпущу еще один EP. И я хотел бы снять в России концертный DVD, если все будет складываться как надо. Хотя вот тут, конечно, проблема – так как я все делаю сам, я сильнее рискую, и мне труднее организовывать многие вещи. Но пока планы такие. Возможно, к концу этого года будет выпущен сингл, а в 2015-м уж точно выйдет мой первый полноформатный альбом.

Говоря о преданных фанатах, невозможно не упомянуть твою российскую публику. По-моему, здесь у тебя действительно много очень верных и преданных поклонников. У тебя с Россией особая связь?

Да, народ здесь такой энергичный. Они все правда очень «заряженные», у них очень мощная энергетика.

Наверное, и DVD у тебя получится очень энергичный, раз уж ты собрался снимать его здесь…

Да-да, точно. Мне кажется, дать первые концерты в России и Украине - это отличная идея, потому что они помогут мне перезарядиться. У нас с фанатами круговорот энергии – я отдаю им мою, они отдают мне свою. Поэтому я особенно люблю ездить в туры и давать шоу.

В твоей песне “Sanctuary” есть фразы на русском. Что заставило тебя включить в текст наши труднопроизносимые слова?

Что, очень плохо звучит? (Cмеется.)

Нет, что ты. Я вообще с большим уважением отношусь к тем, кто берет на себя труд обращаться к людям на их родных языках. Я имела в виду то, что, насколько я понимаю, ты не говоришь по-русски – а значит, записывая песню в таком виде, ты преследовал какие-то особые цели.

Ну, я могу писать и читать по-русски – я выучил кириллицу и очень горжусь этим. У меня много друзей в России, и даже однажды была русская любовь. (Смеется.) Но, конечно, русский сложный язык, и для меня он особенно труден тем, что по звучанию он совсем не похож на немецкий. Вместе с тем, это совершенно чарующий язык. И мне просто захотелось попробовать. И еще мне хотелось сделать это для своих фанатов. По-моему, получилось неплохо – мне кажется, я вполне справился. (Смеется.) Я умею немножко говорить по-русски, я начал потихоньку изучать этот язык, но пока что я могу сказать очень немногое. Только какие-то банальные фразы, типа (по-русски): «Привет, меня зовут Джек Страйфи».

Здорово! Фанатам всегда приятно, когда их любимый артист обращается к ним на их языке.

Да, когда я слышу, что какой-нибудь иностранец пытается говорить у нас в стране по-немецки, мне тоже приятно. И акценты бывают такие классные!

Может, запишешь как-нибудь песню целиком на русском?

(Смеется.) Кто знает, кто знает, все может быть. (Дружный смех.)

Уверена, твоя российская публика будет очень рада. Кстати, многие твои фанаты, похоже, хотели бы, чтобы ты и на немецком попел. Почему ты не делаешь этого?

Потому что это моя артистическая концепция: я самовыражаюсь только на английском. Я всегда буду петь на английском, потому что мне так больше нравится, и я никогда даже не думал о том, чтобы перейти на немецкий, – ни в более юном возрасте, ни сейчас. Мне это не подходит. Это не сочетается с тем, что я делаю. Хотя, вообще-то, я думал включить в сет-лист одну песню на немецком, но в итоге планы изменились, и я отказался от этой идеи. Возможно, когда-нибудь в будущем вы все-таки услышите, как я пою по-немецки, но это будет совершенно особый, уникальный случай. Я не стану делать это постоянно.

В своем видео-приветствии ты назвал свои грядущие шоу «научно-фантастическим кабаре». Можешь немного пояснить эту идею?

Ну, меня всегда очень интриговала научно-фантастическая тематика, и при этом мне всегда нравилась идея кабаре – и, по-моему, они отлично сочетаются друг с другом. Говоря о кабаре, я имею в виду не совсем то, что вы все можете себе представить. «Научно-фантастическое кабаре» – это моя игровая площадка, это место, где я могу делать все, что захочу. Там нет никаких законов и никаких ограничений. Сцена – это мое личное пространство, которое не относится ни к какой стране, ни к какой религии, ни к каким политическим взглядам. Там нет никаких границ – и я могу просто исполнять там свою музыку. Это такой мыльный пузырь (смеется), внутри которого я могу делать все, что хочу. Вот в этом моя основная идея. Конечно, у меня было еще много замечательных идей, но, как я уже сказал, нам пришлось многое изменить. Мы не можем воплотить в жизнь все мои задумки. Ну, это всегда так. Люди не видят, что творится за сценой. Зато это значит, что я могу менять свое шоу и дальше. Если, например, я решу провести этот тур еще раз, я могу внести еще какие-то изменения – все старые идеи всегда можно развить и улучшить.

Научная фантастика, как правило, посвящена каким-то возможным переменам в истории человечества. Какие перемены, на твой взгляд, необходимы нашему миру?

Ну, на данный момент, как мне кажется, миру не хватает любви – в нем столько несправедливости. Кто-то немыслимо богат, а у кого-то нет вообще ничего. Очень сильное неравенство. Меня это правда огорчает. И, по-моему, люди иногда слишком зацикливаются на деньгах. Может, стоит больше думать о любви. (Смеется.) Вот такое у меня иногда складывается ощущение – и я думаю, что тут действительно надо что-то менять, потому что я не хочу и сам стать рабом системы.

Ясно… На своих концертах ты будешь петь песни Cinema Bizarre. Что-то изменилось от того, что теперь ты исполняешь их без своих бывших товарищей?

Конечно, изменилось. Но я до сих пор люблю петь эти песни, поэтому я и решил включить их в свои концерты. Безусловно, все теперь по-другому. Просто потому, что парней нет со мной. (Смеется.)

Помнится, ты уже не раз говорил, что воссоединение Cinema Bizarre абсолютно невозможно. Почему? Остались какие-то обиды?

Нет, никаких обид, просто мы очень сильно изменились. Под конец нашего второго тура… Думаю, я могу сказать это за всех нас: мы были страшно измотаны, и, несмотря на то, что тур был очень успешным и дела у нас шли замечательно, с лейблом отношения складывались не лучшим образом, что не могло нас не огорчать. От нас требовалось быть очень сильными, но, как я уже сказал, мы ужасно вымотались, у нас не оставалось никаких сил, и мне не хотелось, чтобы мы вот так просто затухли, поэтому мы сели, поговорили и решили: «Ладно, надо с этим заканчивать». Тогда мы еще не представляли, что с нами будет через год, поэтому мы объявили, что берем перерыв. А через год или около того стало очевидно, что это не перерыв, а, скорее, разрыв. Но обид не осталось, потому что… В первый год мы почти не виделись друг с другом, и, по-моему, это пошло нам на пользу – теперь мы снова можем быть друзьями. Неделю назад я праздновал с Киро (басист) его день рождения. Я много работаю с Шином (барабанщик) – он помогает мне с видео, он в этом просто спец. Правда, с Ю (гитарист) мы почти не видимся, так как он живет не в Берлине. Но мы все остались в нормальных отношениях…

Cinema Bizarre много сотрудничали с Тило Вольфом, лидером Lacrimosa. Вы поддерживаете связь сейчас?

Я не видел Тило Вольфа уже лет сто. Мы очень давно не общались. Он очень-очень-очень занятой человек, все время гастролирует и работает над своей музыкой, к тому же он живет не в Берлине, его дом далеко, поэтому у нас давно не было возможности встретиться.

Ты планируешь и дальше заниматься сольной карьерой или все-таки подумываешь о создании новой группы?

У меня уже есть группа. Я сольный исполнитель, но в Россию и Украину я приеду с группой. Нас трое – у меня есть пианист и гитарист. Они очень талантливые, очень классные, просто потрясающие ребята. На них можно посмотреть в акустическом видео, которое я выложил неделю назад (“Fix Me”). Я еду в тур с ними, они будут со мной.

Да, но это больше похоже на аккомпанирующую группу для Джека Страйфи. Другими словами, вот есть ты, и у тебя есть два музыканта – и вы не в равном положении …

Ну, отношения у нас вполне равные. (Смеется.) Но у них столько дел, они играют в разных группах и с разными людьми, поэтому у них просто нет времени на то, чтобы стать частью какой-то команды в том смысле, который ты подразумеваешь.

В своем аккаунте в Twitter ты как-то написал, что ты очень креативный человек и, будь у тебя бюджет побольше, ты бы создавал сногсшибательные шоу. Ты хотел бы ставить шоу только для себя лично, или тебя в принципе интересует это занятие, и ты мог бы когда-нибудь переквалифицироваться в режиссера-постановщика и сотрудничать с другими артистами?

Думаю, это было бы очень-очень интересно! Я могу себе это представить.

А актерство тебя не привлекает?

Не знаю. Не думаю, что я хороший актер. (Смеется.) В некоторых случаях – если твой уровень популярности позволяет – получить роль бывает очень легко. Есть масса примеров знаменитостей, которые заделались актерами. Но мне довольно часто кажется, что в этом нет ничего хорошего. То, что ты известен, совершенно не значит, что ты хороший актер. Если когда-нибудь мне доведется что-нибудь играть, я сначала позанимаюсь актерским мастерством. Ну и у меня есть еще другая проблема: если, например, мне кто-то скажет, что для роли надо обрезать волосы, я вряд ли на это соглашусь. (Смеется.)

То есть ты предпочел бы оставаться самим собой.

Да. Именно.

Я поняла, что из всех видов творчества тебя больше всего привлекает дизайн …

Да. Я им уже вовсю занимаюсь. Хотя я никогда ничему такому не учился – просто делаю, и все.

А в этой области ты хотел бы подучиться?

Сейчас – нет.

Есть среди твоих нынешних достижений что-нибудь такое, чем ты особенно гордишься?

Ох… (Смеется.) Даже не знаю, я горжусь всем, что я сейчас делаю. Но я как-то нечасто об этом задумываюсь. Это же моя работа, я люблю ее и радуюсь тому, что могу делать все так, как мне бы хотелось. Но я не отношусь к своей работе с большой гордостью, потому что, на мой взгляд, для артиста это опасно. Конечно, нужно быть уверенным в себе, но и некоторую уязвимость тоже надо сохранять. Слишком большое эго и гордость могут разрушить тебя. Поэтому я о таких вещах стараюсь не думать.

Как ты проводишь свободное время?

О, я обожаю спать! (Смеется.)

И все?

Я люблю спать, я люблю читать, я люблю смотреть фильмы. Вообще, все зависит от погоды. Вот сегодня у нас в Берлине первый снег в этом году выпал… А летом я люблю ходить гулять и наслаждаться солнышком.

Ты общительный человек, или тебе больше нравится проводить свободное время наедине с собой?

Ну, здесь все зависит от моего настроения. Иногда я просыпаюсь с утра и не хочу никого видеть. Как правило, это случается именно в те дни, когда мне надо встретиться с миллионом человек. (Смеется.) Хорошо, что мне удается как-то себя перебороть. Но это же клево. Это жизнь. У всех бывают такие моменты. (Смеется.) Но иногда мне хочется побыть одному, устроить себе такое временное затишье. Это особенно нужно, если ты работаешь в этой индустрии, в этом бизнесе – здесь такой безумный ритм, такие скорости. Иногда просто нужно успокоиться. Я окружен множеством совершенно ненормальных и очень классных людей – но время от времени мне нужно отдышаться и расслабиться. Но все равно я очень люблю людей. Бывает, если я весь день провожу один, под вечер я звоню кому-нибудь из друзей и говорю: «Приходи, посмотрим кино» или «Пойдем гулять».

Ну что ж, давай завершим наш разговор твоим обращением к российским фанатам, которые с нетерпением ждут твоего приезда. Что скажешь?

Привет всем в России. Я очень-очень рад к вам вернуться. Мы так давно не виделись, и я просто умираю от нетерпения, потому что мне ужасно хочется выступить со своей первой сольной программой “Strange New World”. Я надеюсь, что вы предвкушаете эти концерты так же, как я!

Официальная страничка Джека Страйфи в Facebook: https://www.facebook.com/jackstrifyofficial

Выражаем благодарность Алексею Кузовлеву (The Motley Concerts) за организацию этого интервью

Интервью и перевод с английского: Ксения Артамонова
Фото: Марсель Готоу
20 января 2014 г.
© HeadBanger.ru

0

4

http://www.kvir.ru/articles/jack-strify-ostavaytes-1...

Jack Strify: Оставайтесь изумительными!

Джек Страйфи, экс-вокалист Cinema Bizarre, в интервью "Квиру" о своем новом альбоме, о том, почему не стоит лечить депрессию марихуаной и почему нужно любить свое тело, как и свои недостатки.

Джек Страйфи был и остается известным благодаря немецкой группе "Cinema Bizarre", которая за несколько лет своей деятельности сделала стремительную карьеру, достигнув мирового успеха. Группа даже побывала в туре с Леди Гага в США в 2009 году, но из-за разных характеров парней распалась на пике своей популярности в 2010 г. На некоторое время Джек Страйфи взял перерыв и в качестве эксперимента решил попробовать себя в роли Диджея, посетив с сетами Москву, Санкт-Петербург и Минск. Все выступления были тепло приняты его поклонниками. Затем артист, который не может жить без музыки и сцены, двигается дальше. В 2013 году он выпускает мини-альбом под названием "Glitter + Dirt", а уже на следующий год вновь приезжает в Россию, где даёт свои первые сольные концерты. Долгожданный альбом Джека Страйфи "ILLUSION", родившийся благодаря краудфандингу в прошлом году и появившийся в начале 2015 в музыкальных магазинах, поклонники восприняли на "ура", а DJ-и работают с песнями, создавая замечательные танцпольные треки. Совсем недавно вышел цифровой ЕР с ремиксами на некоторые песни из альбома. Специально для читателей журнала КВИР Джек Страйфи согласился ответить на несколько вопросов.

Ты пишешь тексты песен, сочиняешь ли ты также музыку?

Jack Strify: Мои песни написаны, как правило, в сотрудничестве. Есть продюсер, я и другой автор песен. Тексты и мелодии пишутся одновременно. Поэтому я сочиняю и слова и мелодию. Это называется «топ-лайнинг», но большинство людей не знают этот термин.

Играешь ли ты на каких-нибудь инструментах?

Jack Strify: Я знаю несколько аккордов на своём синтезаторе, но я не очень талантливый исполнитель, честно говоря. Тем не менее, я не так плох в компьютерах и, если у меня есть идея, моих навыков достаточно, чтобы создать и отредактировать файл на моём компьютере.

Как выбирались песни для EP, на которые сделаны ремиксы?

Jack Strify: Для моего EP с ремиксами „MxStrify“ я связался с диджеями, которые мне нравятся, и предоставил решать самим, на какие песни они хотели бы сделать ремиксы. Конечно, я сказал им, какие песни хотел бы видеть, но также сказал, что, если их вдохновляет другая песня из альбома, они должны взяться за неё.

Доволен ли ты результатом?

Jack Strify: Да, доволен. Я очень рад за свой EP с ремиксами. Это большая творческая работа между мной и другими артистами. Но я бы дополнительно хотел видеть ремикс на песню „Just an ilusion“. Мне не хватает её, но, может быть, я буду выпускать новые ремиксы время от времени.

Ты выражаешь себя не только через музыку, но и визуально. Легко ли тебе доносить свои идеи до людей, с которыми ты работаешь, например, при создании видео?

Jack Strify: Для меня очень трудно звук и образ выразить словами. Даже когда кто-то спрашивает, как бы я описал свою музыку, я никогда не могу дать ответ, который удовлетворил бы меня. Поэтому я много говорю руками и издаю странные звуки, а иногда рисую.

Какие идеи отложены на «потом»?

Jack Strify: Решение, как правило, принимается интуитивно, что я буду реализовывать прямо сейчас, а что позднее.

Важно ли для тебя, чтобы твои поклонники принимали тебя таким, какой ты есть, или главное, чтобы им нравилось твоё творчество?

Jack Strify: Думаю, кто я и то, что люди видят и слышат, переплетается. Тем не менее, между этими вещами много символизма и метафор. Но принимать человека таким, какой он есть, можно только тогда, когда ты провёл с ним определённое количество времени. Поэтому моя работа должна говорить сама за себя.

0

5

Как реагируют люди, когда узнают твою ориентацию?

Jack Strify: Я никогда не акцентировал внимания на своей ориентации. Я думаю, что в нашем обществе сексуальная ориентация играет слишком важную роль. Я целовался с девочками, я целовался с мальчиками… И есть огромная разница между сексуальным и романтическим притяжением. В Берлине люди на самом деле не реагируют на твою сексуальную ориентацию. Здесь довольно либерально и свободно.

Часто ли у тебя возникают проблемы из-за внешности в повседневной жизни? Ведь в Германии к внешнему виду относятся не так остро, как в России, например.

Jack Strify: Когда я выхожу на улицу, не каждый знает, чем я занимаюсь и кто я. Так что, в конце концов я просто парень, и в первую очередь замечают мои длинные волосы и андрогинный вид. Странные вопросы случаются время от времени. Оскорбления — это редкость, к счастью. Но когда я иду ночью в клуб или бар, очень часто случается, что люди не знают мальчик я или девочка, в тусклом свете ночной жизни.

Существует ли для тебя эталон красоты?

Jack Strify: Многие люди считают, что они индивидуальны. Они могут классно выглядеть и могут быть счастливыми, но они не осознают, что носят униформу. Некоторые люди всегда по-своему притягательны и красивы, потому что они следуют собственному чувству моды. Мне это гораздо больше нравится. Меня всегда привлекает необычная красота, «несовершенства», андрогинность. Эти люди чаще всего самые интересные. Я убедился на опыте, что со многими людьми, которые соответствуют общепринятым стандартам красоты, не о чем разговаривать.

Когда-то ты рассказывал, что у тебя были трудности в школе с одноклассниками, но ты взял себя в руки и смог защитить себя. Что бы ты посоветовал людям, которые сталкиваются с такими проблемами ежедневно?

Jack Strify: После того, как ты осознаешь, что это ТВОЯ жизнь и ты следуешь собственному выбору, ты также осознаешь, что, если чувствуешь себя несчастным и подавленным, это также твой выбор, чтобы что-то изменить. Это легко сказать, но ты можешь начать меняться, находя то, что делает тебя счастливым. Это могут быть книги, это может быть музыка, это может быть что угодно, чем ты увлечён. Ищи то, что делает тебя счастливым, и ты также получишь уверенность в себе. Никто не сможет прожить твою жизнь за тебя. Также решением проблемы может стать разговор с кем-то о том, что тебя беспокоит. Пообщайся с членами семьи, друзьями или спроси совета в онлайне.

Возникала ли у тебя хоть раз глубокая депрессия? Если да, как ты с ней боролся?

Jack Strify: Да, возникала. Я уже боролся с ней в течение очень долгого времени. Она приходит и уходит, внезапно поражая меня без всякой причины. Но я всегда хорошо умею скрывать печаль, тревогу и страхи, которые приходят с ней. В определённый момент я понял, что лучше всего мне помогает открыться друзьям и поговорить с ними об этом. Какое-то время мне также помогала марихуана и я чувствовал себя лучше, но в конце концов я ещё больше уставал.

Не так давно ты показал себя обнажённым, чем шокировал большинство своих поклонников. Многие отнеслись к этому негативно. Почему ты решил это сделать?

Jack Strify: Фотографии были сделаны на фестивале в Баварии этим летом (прим: на фестивале Chiemsee Summer Festival). Мне понравились фото, и я думаю, что многие люди пропустили подпись: «Люби своё тело, люби свои недостатки». Люди всегда обсуждают твой вид в сети, но в конце концов на всё наложены фильтры и ты сам уже выбираешь, какими из фотографий поделиться. Мы живём в искусственном мире. Но когда мы делали те фотографии, это был такой реальный момент и мы так прекрасно проводили время, что я захотел поделиться этим и поддержать положительный имидж тела. Два года назад я бы не посмел поделиться такими фото, как эти. Сейчас я могу. Плюс, я думаю, что у меня классная задница!

с https://vk.com/topic-93748362_33283722

0

6

Джек Страйфи: «Принесите блёстки на моё шоу, бросьте их в воздух и впустите любовь в свои сердца!»

JACK STRIFY: Голос CINEMA BIZARRE едет в Россию и раскрывает планы на будущее

Затяжной отпуск экс-солиста германской группы CINEMA BIZARRE подошёл к концу. Бодрый и полный сил он готов представить свой дебютный сольный альбом Glitter&Dirt. О новом релизе и о предстоящих гастролях мы и поговорили с Джеком.

МС: Елена Чурикова
Дж: Джек Страйфи

Эксклюзивное интервью было сделано в преддверии февральского тура Джека по городам России и Украине (подробности: http://go2show.biz )

МС: Знаю, что в Россию ты приезжаешь, чтобы презентовать свой дебютный сольный альбом Glitter&Dirt, который вышел в августе 2013. Что можешь рассказать о релизе?

Дж: После того, как моя группа была расформирована, некоторое время я старался избегать излишнего внимания, но потом я снова стал заниматься музыкой. Я пытался найти себя как самостоятельный артист, без группы. Я делал проекты с различными людьми и экспериментировал со стилями, работал над десятками песен, но никто никогда не получил шанс их услышать. Но в Интернете люди продолжали меня спрашивать о моей музыке, поэтому я решил выложить часть готового материала на YouTube и посмотреть на реакцию. Это привело к моей видео-трилогии Glitter&Dirt, которая символизирует симбиоз любви и боли, всё то, через что я шёл все эти годы. Альбом — это подарок для моих поклонников. Благодарность за их верность. Я невероятно горжусь моим первым релизом, но без моих поклонников, он никогда бы не получился. В этом не участвовала никакая записывающая компания, а только лишь любовь и преданность моих поклонников и людей, с которыми я работал. Поэтому мне нужно поблагодарить их за то, что они меня вдохновляют!

МС: У нас многие знают группу Cinema Bizarre, знают стиль и чего от неё ждать. Что такое сольный проект вокалиста?

Я всегда чувствовал, что моя музыка — это естественная эволюция того, что мы делали с Cinema Bizarre. Моё вдохновение и всё то, что я делал в тот период, оказывали сильное влияние на творчество группы. Это и есть стержень моей сольной работы. Музыка более синтетическая и вдохновлённая синти-попом 80-х. В некотором смысле это такая сладковатая горечь, но это заставляет тебя танцевать.

МС: Что означает сценический псевдоним Strify? Как он появился?

Дж: Псевдоним Jack Strify был до Cinema Bizarre, но имя Джек было исключено, когда мы решили обходиться только одним именем. Я не хотел особого обхождения и оставил только Strify. Это моё имя, это даёт мне возможность быть тем, кем я хочу. Я могу делать все возможное, как Jack Strify.

МС: Российский тур в феврале — это ведь не первый твой визит в нашу страну. Какие впечатления остались от прошлых приездов?

Дж:У меня много друзей в России, и я их просто обожаю. Они весёлые, образованные люди с изысканным вкусом. Вот как я вижу Россию и поэтому я люблю тут бывать. Образ России омрачён политиками и олицетворением России в голливудских фильмах, как злодея. Всё это немного грустно, потому что я хочу, чтобы как можно больше людей увидели Россию, которую я люблю. Одно из моих любимых воспоминаний — катание на коньках перед собором на Красной Площади. Ещё я люблю Эрмитаж.

МС:  Есть страны, где очень развита музыкальная культура. Всему миру известны шведские, финские, британские группы.  Много известных коллективов из Германии.  Как думаете, почему некоторые страны так успешно развиваются в музыкальном плане?

Дж: Во всех этих странах творческих людей объединяют сообщества. Здесь вы можете себя окружить людьми из музыкальной сферы. Все эти люди вдохновляют друг друга, обмениваются идеями и навыками. Я работаю с музыкантами из Лондона для Halo, для работы над моим следующим альбомом я поеду в Америку. Недавно я уже работал с двумя великими музыкантами из города Нэшвилл. Я был в Будапеште, работал над новым материалом. Это отличный способ обмена и получения порции вдохновения. Для моего альбома, который будет выпущен примерно через год, я работаю с Мишель Леонард, она британско-немецкая музыкант. Так что всё дело в сообществе.

МС:  Как получилось, что ты стал музыкантом?

Дж: Я скорее артист, на сцене я играю скорее с образами. Это эмоции. Это то, что вы думаете. С самого детства, с тех пор как я был маленьким, в гостиной моих родителей я занимался и пел целыми днями. Это то, чем я был увлечён.

МС:  Как познакомился с Тило Вольффом?

Дж: Тило Вольфф был представлен мне несколько лет назад в Цюрихе моим менеджером.

МС: Если бы не стал заниматься музыкой, что бы делал?

Дж: Это трудный вопрос. Каждый раз, когда я представляю себе свою жизнь без музыки, она выглядит грустно и депрессивно. Я люблю искусство, люблю моду, люблю фильмы.  Мне нравится создавать вещи. Поэтому, возможно, я бы посвятил жизнь моде. Но действительно я не знаю, если ничего не помогло бы, вероятно, стал бы работать в книжном магазине, потому что я люблю запах книг.

МС:  Как появляются песни? Что вдохновляет? Есть ли ритуал для написания песен?

Дж: Иногда я начинаю со слова, которое мне нравится, иногда мне нравится какая-то идея, но это все равно определённая атмосфера и частота. Вы должны открыться и впустить музыку, тогда люди, которые будут её слушать, почувствуют честность и любовь. Я хочу, чтобы люди, которые слушают мои песни, чувствовали, что я пою только для них.

МС: Как ты понимаешь, что песня удалась и готова?

Дж: Некоторые песни невозможно закончить. Некоторые пишутся в течение часа. Но вы должны знать, куда вы хотите двигаться с этой песней. Где вы хотите поставить акцент. Иногда это стихи, иногда припев, иногда всё произведение. EP GLITTER + DIRT — это большой опыт для меня как автора песен, а не просто певца. Я многому научился, как автор лирики и очень рад, что нашёл великолепного композитора Мишель Леонард, с которой мы вместе работали над альбомом. Она поэт и настоящая звезда.

МС:  Волнуешься перед выступлениями? Если да, то что делаешь чтобы успокоиться?

Дж: Да, я всегда схожу с ума перед шоу. Особенно сейчас, в феврале, после долгого четырёхлетнего перерыва. Возможно, мне потребуется немного водки перед выходом на сцену.

МС: Суеверный? Боишься чего-нибудь?

Я боюсь сомнений, потому что это худший враг творчества. Я стараюсь оставаться открытым, поэтому я также опасаюсь самого страха, потому что он блокирует разум. ​​Не думаю, что меня можно назвать суеверным, но у меня есть друзья, которые испытали столкновения с призраками и прошлыми жизнями. Только то, что я не испытывал что-то никогда, вовсе не значит, что этого нет на самом деле. Я никогда не видел исследования атома, но я знаю, что эти вещи существуют. Мир гораздо больше, чем мы можем почувствовать или увидеть.

МС:  Есть ли группа, которая является примером для подражания? Группа, которая заслуживает уважения?

Дж: Я окружён удивительно талантливыми людьми, которые могут творить настоящее волшебство со своей музыкой. Вам не нужно быть знаменитым, чтобы быть одарённым и уважаемым. С другой стороны есть такие группы, как Muse, которую я обожаю, певцы Флоренс Уэлч или Marina And The Diamonds. И, конечно, такие талантливые люди, как Леди Гага. Но самым вдохновляющим для меня кумиром остаётся Дэвид Боуи. Он — это все.

МС:  Думаешь о гастролях по Европе? По миру?

Дж: В уме я уже всё планирую. Но пока у меня за спиной нет надёжной звукозаписывающей компании и большой рекламной кампании в поддержку, поэтому процесс идёт медленно. Но очень вероятно, что после моих концертов в России и Украине я буду играть в большем количестве стран.

МС: Знаешь свою публику? Кто обычно ходит на твои концерты и диджей-сеты?

Дж: Это люди, которые хотят почувствовать любовь и послушать вечером музыку. Люди, которые на моей волне, которые чувствуют ту же частоту, что я. Люди, которые работают в музыкальной индустрии всегда говорят о целевых группах, но это так скучно и ничего не значит для меня. Я предпочитаю комнату с 10-ю людьми, полными любви, вместо стадиона с тысячами людей, которые приезжают просто, чтобы увидеть меня.  Но на самом деле я буду рад видеть всех, кто желает прийти и присоединиться ко мне. Но теперь я не играю Dj-сеты. Я делал это для удовольствия, но я не Dj. Я об этом не знаю ничего. Однако я – певец и артист. Так что я невероятно счастлив снова выступать с концертами.

МС: Пожалуйста, несколько слов для Ваших русских поклонников и для тех, кто придёт на шоу.

Дж: Принесите блёстки на моё шоу, бросьте их в воздух и впустите любовь в свои сердца! Я отыграю 15-20 песен из всего своего репертуара, много нового материала, песни со своего первого ЕР, несколько композиций Cinema Bizarre и несколько каверов. Не могу дождаться, чтобы увидеть вас всех!

Интервью подготовлено при подержке MOTLEY CONCERT

с http://musecube.org/?p=129221

0


Вы здесь » MusicalRoom » Интервью » JACK STRIFY


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC