MusicalRoom

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MusicalRoom » Интервью » Про Rammstein


Про Rammstein

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

выкладываем все Интервлю группы

0

2

Эксклюзивное интервью с группой RAMMSTEIN

18 февраля 2010
Корреспондент газеты «Мирный Атом» взяла эксклюзивное интервью у фронтмена легендарной немецкой индастриал группы RAMMSTEIN. Тилль Линдеманн рассказал Лене Капут о своих ожиданиях от минского концерта, белорусских корнях и своем увлечении отечественной эстрадой.
Довелось недавно побывать в прекрасном немецком городке Кемниц, где по приглашению своих друзей-поэтов читала стихи Ахматовой. Чудесный городок, чудесные люди, чудесный алкоголь за 99 евроцентов за бутылку.
Как-то во время вечернего променада в близлежащий супермаркет LIDL встретила Тилля Линдеманна, прекрасного немецкоязычного поэта. Мы с ним давно переписываемся, общаемся, дружим. А тут такая встреча!
В магазин решили пойти вместе, выбрать лучшее плодово-ягодное для беседы. В разговоре оказалось, что Тилль не только поэт, но еще и музыкант. Он играет в известной мракобесной группе RAMMSTEIN. Я, естественно, не смогла не воспользоваться шансом и взять у него интервью для «Мирного Атома».

Фронтмен группы RAMMSTEIN белорус?!
– Тилль, слышала, будто в ближайшее время ты приедешь с гастролями в Минск. Неужели это правда?
– Да, Лена, собираемся. Концерт уже назначен на 7 марта. И я жду его с нетерпением.
– Почему с нетерпением?
– Так очень хочется побывать на своей исторической родине. Ведь мало кто знает, что по происхождению я – белорус. Еще мой прапрадед укладывал железную дорогу в Магилеве, а далекий пращур участвовал в восстании Калиновского.
Когда умирала моя бабушка, она подозвала меня к одру и прошептала: «Не пакідайце ж мовы беларускай, каб ня ўмёрлі». Так я и узнал о своем происхождении.
– Вот те на… А я и не знала…
– Продюсер попросил скрыть эту информацию от общественности.
А так, я всегда мечтал приехать в ваш край озер, грезил ночами Нарочью, Национальной библиотекой и Гродненским ЛВЗ. Когда мои знакомые бывали в Беларуси или проезжали мимо, они всегда привозили мне, зная эту мою слабость, какой-нибудь сувенир из Беларуси. Или как у вас говорят, гасцинчык. Вот, недавно друг Фабиан привез целый литр вашего молока и кило творога. Такой молочной продукции я в жизни не пробовал. Вот, думаю, после концерта прикупить себе в дорогу молочка и колбасы. А еще я счастлив, что Беларусь вскоре станет ядерной державой. Я всегда был приверженцем мирного атома. На мой взгляд, Островец — идеальная площадка для атомной электростанции.
Легенды немецкого индастриала выросли на ВИА Верасы?
– А что ты еще, кроме мясо-молочного производства, знаешь о Беларуси?
– Считаю, что знаю много. Ну, например, могу процитировать классика белорусской литературы. Сейчас, вспомню, как там начиналось… І прыйдзе новых пакаленнях на наша месца грамада, судзіці суд, ці мы сумленна жыццё прайшлі, ці чарада зняваг мінулых нас ня з’ела, пакінуўшы свой дым і чад…
– Впечатляет!
– Это еще не всё. Я серьезно увлекаюсь музыкальным наследием. Мало кто знает, что одна из наших первых песен Das alte Leid была написана под влиянием вокально-инструментального ансамбля Верасы. Как сейчас помню, пришел на репетицию, и говорю, парни, зацените, что я тут нашел, и включил им песню «Завіруха». Эту композицию мы без остановки слушали пять часов, после этого сочинили свою. Там, кстати, если прослушать песню наоборот, то можно услышать: «Як паходня твой шаль ружавее, на зямлi я i ты i завея, І вакол нi вачей нi акон». Я, кстати, знаю, что текст этой песни написал великий белорусский поэт Геннадий Буравкин.
Кто выступит на разогреве у RAMMSTEIN?
– Тилль, ты меня поражаешь! Я смотрю, ты – самый настоящий знаток белорусской эстрады…
– Я стараюсь. Понимаешь, Лена, в ваших песнях столько энергии, столько эмоций… Это завораживает. Ну вот, например, творчество Александра Солодухи. Ну ведь европейский уровень. Да какой там европейский! Стинг рядом с ним меркнет! А парень-то скромный, сидит тихонечко в Беларуси, песни пишет и славы ему никакой не надо. Вот ведь уровень звезды. Вели переговоры, чтобы он у нас на разогреве выступил. Так говорит, не к чему это мне… Отказался в итоге.
– И кто же будет вас разогревать 7 марта?
– Это вопрос открыт. Лично я настаиваю, чтобы с нами выступил чудесный талант, молодой талант Юрий Демидович. Я отсмотрел все его выступления, и был поражен: такого уровня сценической режиссуры я еще не видел. Юра специально перевел свой хит «Волшебный кролик» на немецкий язык (за что я ему безмерно благодарен). Но не все так просто. Наш продюсер хочет, чтобы разогревали нас отморозки из Combichriste. Но я уверен, что эти америкосо-норвежцы не дотягивают до уровня Юры. Пока ничего конкретно сказать не смогу, переговоры ведутся.
Лена Капут.
с http://mirnyatom.net/6915212/eksklyuziv … rammstein/

0

3

Интервью для RockFreaks.net
19.06.2007

О том, что лидер-гитарист Rammstein Рихард Круспе прибудет в город, с целью рассказать о своём новом сольном проекте Emigrate, о котором знают только самые преданные фанаты Rammstein, я узнал буквально за пять минут до его приезда. Учитывая то влияние на современную музыкальную сцену, которое оказала его основная группа, было бы совершенно недопустимым упустить такой шанс и не расспросить Рихарда о его новом сольном проекте, а так же как это отразится на отношениях с остальными участниками Rammstein. Меня проводили в фантастический бар не менее фантастического отеля, где г-н Круспе встречался с крупнейшими представителями музыкальной индустрии в Дании, включая Soundvenue, Gaffa, Heavyam и, вашего покорного слугу. После обязательного подписания бумаг (о запрете продавать и распространять данное интервью через Интернет в аудиоформате), мы сразу перешли к делу, и вскоре оказалось, что Emigrate - это намного больше, чем просто побочный проект для Рихарда. Это большая часть его самого, как я понял, исходя из ответов на мои вопросы. Очень быстро стало понятно, что Emigrate - это, исключительно его личная группа, в которой он делает только то, что он хочет сам и без этого он, наверное, не смог бы больше работать в Rammstein. Говоря со мной по-английски с чётко выраженным немецким акцентом, г-н Круспе показался мне очень умным человеком и довольно опытным в плане проведения интервью, которые он наверняка давал десятки, а то и сотни раз.

RF.net: Привет и спасибо за то, что вы согласились дать для нас интервью! Я думаю, что большая часть наших читателей знают вас, как гитариста Rammstein...

Richard Z Kruspe: Это я и есть, иногда!

RF.net: ...и совсем немногие знают о вашем проекте Emigrate. Не могли бы вы начать с того, чтобы немного рассказать о том, как всё начиналось?

Richard Z Kruspe: Всё началось тогда, когда я покинул свой старый мир и вошёл в новый для себя мир, которым оказался для меня Нью-Йорк, когда я туда переехал в 2001 году. В то время у меня было небольшое расхождение интересов с остальными участниками Rammstein, и я понимал, что должен побыть один, без группы. Это достаточно скучно и утомительно играть одну и ту же роль на протяжении долгого времени. Мне было просто необходимо сменить обстановку. Вполне возможно, что мне была нужна новая цель в жизни. И когда я приехал в Нью-Йорк, я был вдохновлён этим городом, его опытом и влиянием. Тогда я и начал писать и переехал на старую пожарную станцию, у которой была длинная история. Это было довольно интересно - жить там, и я до сих пор живу в Нбю-Йорке. Я начал писать музыку и, в конце концов, я понял, что должен делать то, что всегда хотел делать - петь. У меня никогда не хватало смелости этим заняться, я всегда пытался это подавить. Но когда пришло время, я сам себе сказал: "Всё, пора этим заняться". Вот так всё и началось.

RF.net: Стоит ли это расценивать как перерыв работы в Rammstein или это как-то связано с твоим отношением к ним?

Richard Z Kruspe: Если вы имеете в виду Emigrate, то это своеобразное лекарство для Rammstein. Я это уже давно пытаюсь объяснить. Emigrate вернул прежний баланс в группу. И это очень важно, потому что у Rammstein свой собственный ритм, и, иногда, я был слишком быстр для него. Мне приходилось сбавлять свою скорость почти на половину, чтобы "вписаться" в Rammstein. Это ещё одна причина, по которой образовался Emigrate.

RF.net: Допустим, я бы был большим поклонником Rammstein. Как вы думаете, что Emigrate может мне предложить?

Richard Z Kruspe: Ничего.

RF.net: Ничего?

Richard Z Kruspe: Нет. Потому что я думаю... ну, прежде всего я должен объяснить почему я делаю и пишу музыку, и это будет выглядеть эгоистично. Когда я начал работать над Emigrate, я спрашивал себя: "Нужна ли миру новая запись? Нужно ли ему что-то новое?" Я всегда думаю об этом, потому что вокруг столько разнообразной музыки. Потом я понял, что мне просто необходима эта запись, мне это нужно для своего собственного здоровья, для себя. Это моя основная цель. Это то, что я должен делать для того, чтобы выжить. Делая это, я не буду задумываться о том, что подумают другие люди или что они скажут о моём собственном творчестве. И это чистый воды эгоизм, и поэтому ранее я сказал "ничего", потому что на то промежуток времени было важно возродить Rammstein, и для меня было ещё важно самореализоваться как автору песен для Emigrate, начать что-то новое. Это самая важная вещь для меня. Если люди это примут, то хорошо. Если нет - тоже неплохо.

RF.net: Если мы посмотрим на участников проекта, то увидим такие знакомые имена, как ударник Clawfinger и басист Аксель Бауэр. Как вы с ними познакомились?

Richard Z Kruspe: Вообще-то, Арно - француз. Я встретил его в Нью-Йорке, и у нас у обоих немного похожие истории. Он тоже переехал в Нью-Йорк, женился здесь и жил сам по себе. Он что-то искал. Мы встретились и договорились, что я помогу ему с его материалом, а он, в свою очередь, поможет мне, и когда он пришёл ко мне в студию, он был под большим впечатлением от моего материала и сказал: "Слушай, давай работать. Давай запишем это вместе". Он был тем человеком, который записывал мой голос в самом начале. С Хенка я познакомился во время одного из туров Rammstein. Мне всегда нравилась его детская улыбка, которая появлялась, когда он играл. Я просто сыграл ему пару черновых набросков из Emigrate, и ему это реально понравилось, и он захотел стать частью этого. Двое других ребят - это мои друзья из Берлина, с которые я всегда хотел что-то сделать, но не предоставлялось шанса.

RF.net: Итак, релиз твоего альбома намечается на сентябрь...

Richard Z Kruspe: (прерывает) Я бы сказал, что это произойдёт 31 августа, поскольку эта запись была готова ещё год назад, поэтому я не думаю, что это будет сентябрь (смеётся). Но от случайных происшествий никто не застрахован. У нас ушло на это так много времени, потому что необходимо было создать команду, которая могла бы работать 3-4 года.. В наши дни музыкальная индустрия меняется с такой скоростью, что если ты поёшь под крылом крупного лейбла, ты не знаешь, что может здесь произойти (на лейбле) через две недели. Для меня, это то, что я могу делать без особых раздумий. Я имею ввиду, что Emigrate - это та первая вещь, которую я делаю в своей жизни, не ощущая на себе давления со стороны. Поэтому я сказал "ничего" ранее. Я не ощущаю ничьего давления, кроме своего собственного. Никаких записывающих компаний, потому что я финансировал сам себя. Ни менеджмент, ни кто-либо другой. Просто для себя. Вот что представляет собой Emigrate.

RF.net: Как долго шла работа над альбомом? Обговаривалось ли предварительно то, что в итоге должно получиться или вы работали...

Richard Z Kruspe: (снова прерывает) Нет, нет, нет. Я всегда работал. Как я ранее сказал, я переехал в Нью-Йорк, тогда я и сделал выбор - решение перебраться сюда. И тогда я начал писать песни. Но в самом начале я делал успехи в плане написания музыки, но как певец я был фактически ребёнком. И я был расстроен этим дисбалансом. И я был как... (останавливается и думает) я был действительно расстроен, и тогда я подумал, что, может быть, стоит использовать другого вокалиста, но мой басист сказал мне: "Ты написал слова песен. И никто другой не сможет их спеть. Ты должен это сделать" Это помогло мне побороть свой страх. У меня не оставалось другого выбора, я просто должен был это сделать. Пение - это твоё отношение ко всем. Вы просто послушно должны записать всё на кассету. Но вы должны прийти в студию с полным осознанием того, что вы должны делать, что тогда для меня было в новинку. Я не могу точно сказать, сколько времени это заняло, потому что в начале было много чего непонятного и запутанного, уточнение различных деталей. У меня не было особо много времени... в моём распоряжении было всего лишь две или три недели, потому что я вернулся к работе над новой записи для Rammstein и новому туру. Я старался работать в перерывах между этим. Поэтому тяжело сказать, сколько я работал. Но работал я много!

RF.net: Очевидно, что немногие люди слышали новый альбом. Вы не могли бы рассказать немного об альбоме в целом, как он будет звучать?

Richard Z Kruspe: Я был сам удивлён его звучанием, когда однажды вечером его первый раз прослушал после долгого промежутка времени. Я всегда подозревал, что у меня есть тёмные стороны. В любом случае, звук тяжёлый. Я удивился самому себе, потому что я не являюсь таким уж фанатом рока. Вернее, я был им в далёком прошлом, но когда я открыл новый для себя мир, то подумал: "Ага, это интересно, потому что я верю в то, что окружающая обстановка сильно влияет на музыку". Я думал о Нью-Йорке и об истории рок-музыки города. Почти каждый год появляется новая группа из Нью-Йорка, и люди сразу говорят: "Вау, вот это и есть новое звучание Нью-Йорка!" Но на самом деле это оказывается звучанием пятилетней давности. В общем, я хочу сказать, что звучание Нью-Йорка никогда не измениться. Вполне возможно, что это тоже повлияло на мой альбом. Я не знаю, может это интересно.

RF.net: Вы отметили ранее город Нью-Йорк, как один из источников влияния на альбом. Если мы будем говорить только о музыке, то кто, по-вашему, на неё повлиял?

Richard Z Kruspe: Есть люди, которыми я восхищаюсь, которых я считаю большими знатоками музыки. Но они находятся далеко... например я восхищаюсь Джимми Пейджем как великолепным гитаристом, мне нравятся Бон Скотт и Джев Баклей как певцы, я люблю Трента Резнора как автора песен. Это те люди, которых я очень сильно уважаю... но это не значит, что я работаю только в стилях этих музыкантов. Иногда мне хочется продвигаться только в одном направлении. Сфокусироваться, например... на Нью-йоркском хардкоре. Этим я как бы и занимаюсь всю жизнь. Но не всегда. И вы, прослушав альбом, заметите разные точки зрения. Единственное, что я смог хорошо уяснить - это концептуальный альбом, потому что все поднятые в нём темы описывают моё вступление в новый мир или уход из старого, и весь мой жизненный опыт находиться в этих песнях.

RF.net: Давай посмотрим на твой логотип. Мне не совсем понятно, как его интерпретировать. Является ли это сломанной звездой Давида, или это навеяно пентаграммой группы HIM, или это нечто другое?

Richard Z Kruspe: Это просто буква "Е". Нет ничего особенного. "Е" от Emigrate. Просто первая буква слова. Никаких намёков.

RF.net: Хотелось бы немного поговорить о маркетинговой кампании, которую вы провели перед релизом альбома. Вы предоставили несколько песен...

Richard Z Kruspe: (прерывает) У меня не было никакой рекламной кампании.

RF.net: Это больше похоже на скрытую кампанию. Выдать список песен через рассылку подписчикам и предложить фанатам голосовать за них.

Richard Z Kruspe: Да. Я делал то, что я делал вначале, потому что многие боялись... боялись Emigrate. Они боялись, что это будет конец для Rammstein, говорили: "Он уничтожит Rammstein", но, как я уже ранее сказал, это совершенно не то, что я делаю на самом деле. Люди не знают и не понимают. А пытался объяснить: "Слушайте, я не стремлюсь заработать больше денег. Я пишу музыку, и этим я занимаюсь всю свою жизнь. Это то для чего я живу и ради чего я умру. Всё что я делаю - это музыка. Нравится вам это или нет, но это так". Я выложил песни для того, чтобы люди могли понять, чем я занимаюсь.

RF.net: Emigrate воспринимается как побочный проект...

Richard Z Kruspe: Это не проект на стороне. Это совершенно новый проект, у которого будет продолжение, и он всегда будет частью меня.

RF.net: Тогда, учитывая это, станет ли это чем-то большим или вы планируете оставаться на одном уровне?

Richard Z Kruspe: Если бы я знал, я мог бы назвать себя Богом (смеётся). Я знаю, что я могу это сделать, но в целом... возможно ли это? Я правда не знаю. Сложно сказать. Я ответил на твой вопрос "ничего" в самом начале. Впервые в жизни я делаю то, что хочу. Когда я рос в Восточной Германии, мне всегда казалось, что меня все заставляют что-то делать. Как в детстве, когда меня наказывали и заставляли стоять в углу, потому что родители меня так воспитывали. Даже тогда, когда я переехал из восточного Берлина в западный, я не ощутил свободы. Я чувствовал себя угнетённым, понимаешь? И Rammstein тоже стал чем-то подобным. А с Emigrate я впервые почувствовал себя свободным человеком. Мне очень важно это объяснить, я чувствую себя свободным в своих действиях. Поэтому я не знаю, чего ожидать. Я просто делаю это.

RF.net: К чему ты тогда стремишься? Хотелось бы тебе, чтобы Emigrate стал популярнее Rammstein или...? У вас есть какие-нибудь мысли на этот счёт?

Richard Z Kruspe: Я постараюсь это сделать настолько хорошо, насколько это возможно. У меня нет никаких планов на будущее. Я пытаюсь делать то, что я могу лучше всего. И я это делаю. Я знаю, что Rammstein останется для меня номером один, и в данный момент я должен прерваться и вернуться к группе, поскольку мы готовим новый альбом. А отальное я должен сделать для самого себя. Я уже говорил, что так устал от самого себя, что я был очень рад создать что-то новое, чтобы спокойно жить с этим.

RF.net: Предполагаю, что, когда-нибудь, мы увидим тур Emigrate?

Richard Z Kruspe: Может быть, но в данный момент я этого не планирую, так как сейчас я полностью занят в работе с Группой Номер Один для меня, с которой сейчас мы пишем новые песни. Сейчас просто нет времени.

RF.net: но если ты будешь играть в живую, то какой тип выступлений ты выберешь? Ведь мы все знаем, что в прошлом шоу были довольно провокационными.

Richard Z Kruspe: (смеётся) Это будет совершенно другое. Я в этом уверен. Я не буду пытаться соревноваться... я сделаю это по-своему. Когда я репетирую с Rammstein, сам процесс состоит на 50% из обсуждения и разговоров и на 50% из музыки. В Emigrate я объединил людей, которые до этого момента вместе никогда не играли, но я уверен, что 95% репетиции будет состоять из музыки. Если всё это перенести в жизнь, то я думаю это будет нечто более музыкальное, а не просто шоу. Это и есть группа, музыка... Я не знаю, посмотрим.

RF.net: Другими словами ты хочешь традиционного выступления, без провокаций или чего-либо другого?

Richard Z Kruspe: То же самое с Rammstein. У нас нет определённого сценария. Всё происходит спонтанно. Я люблю, когда так происходит. Вот вы, например, считаете шоу Nein Inch Nails нормальным рок выступлением?

RF.net: То есть вы планируете сделать что-то особенное?

Richard Z Kruspe: Я ничего не планирую, но я знаю себя. И я знаю, что я всегда делаю что-то необычное. Теоретически, это будет нечто особым.

RF.net: Давайте представим на минутку, что Emigrate начнёт продавать больше копий, чем Rammstein - как вы думаете, что может произойти?

Richard Z Kruspe: (долгая пауза) Произойдёт со мной или с кем? Я уже всё давно для себя решил. Как я говорил ранее - Emigrate - это часть Rammstein, а Rammstein часть меня. Я достаточно преданный. Если я что-то обещаю, я это выполняю. В данный момент я могу быть с Rammstein только в том случае, если я буду с Emigrate. Это новая для меня ситуация и я очень ей рад. И если Emigrate станет продаваться лучше Rammstein, то я не буду об этом сожалеть (смеётся). Не знаю, наверно, я буду счастлив, но ничего толком не изменится.

RF.net: Значит это не соревнование как таковое?

Richard Z Kruspe: Ни в коем случае. Это вовсе не конкуренция. Это больше помощь для меня самого и для группы. Дело не в деньгах. Это не так. Это моя самореализация как артиста, желание сделать что-то самому. То, что я действительно хочу делать, без всякого влияния со стороны. Это всё, что я должен делать.

RF.net: Спасибо вам за интервью. Есть ли какие-нибудь пожелания нашим читателям?

Richard Z Kruspe: Спасибо вам огромное. Следуйте своим инстинктам!

с http://www.rammsteinfan.ru/fanarea/docs … _emigrate/

0

4

Интервью и публикации в прессе

Outburn
Приготовьтесь встретиться с монолитными машинами, острыми как бритва гитарными рифами и глубочайшему ужасу последнего удара Rammstein под названием "Mutter". Взорвав в 1995 году своим дебютным альбомом мир, продолжив триумфальное шествие в 1997 году прекрасно встреченным альбомом "Sehnsucht", Rammstein стали силой, с которой надо считаться. Известные своими пиротехническими шоу и сочетанием хард-гитар с поп-гармониями, Rammstein только что приземлились в Америке чтобы открыть тайну "Mutter".

Из-за неизбежного языкового барьера и услужливого спикерфона, переводчик Rammstein мастерски сокращал глубокие ответы ударника Кристофа Шнайдера и вокалиста Тилля Линдеманна до нескольких слов. Называемые переводчиком не иначе как "они" Кристоф и Тилль, а так же услужливый человек, названный PR-персоной, иногда перебивали переводчика, вставляя несколько слов по-английски.

Outburn: Сколько людей занято в подготовке концерта Rammstein?
Переводчик: 20 или 30 человек работают с ними в турне. Трое отвечают за пиротехнику. Остальные отвечают за звук и управление.
Outburn: Какие новые пиротехнические эффекты мы увидим в грядущем турне?
Переводчик: Они, конечно, оставят некоторые старые эффекты и добавят несколько новых. Сценическая подготовка этого тура осуществлялась дизайнером. А вообще, еще слишком рано говорить о том, как все будет выглядеть, но можно с полной уверенностью сказать, что будут продолжены темы обложки альбома.
Outburn: Будет ли у вас другое отношение к американскому турне в свете того, что в прошлый раз двое участников группы были арестованы?
Переводчик: Их освободили от наложенного наказания. Так что теперь они могут ехать куда им вздумается. Они хотят показать свои шоу всей Америке.
Outburn: Как вы договариваетесь с местной пожарной охраной?
Переводчик: Когда они были здесь в последний раз, у них установились очень хорошие отношения с пожарной охраной нескольких городов. В этом турне у них не будет проблем.
Outburn: Никогда на концертах Rammstein не случалось так, что что-то было повреждено?
Переводчик: Они работают с высоко профессиональной командой, которая может потягаться с командой Universal Studios. Так что никто не промокает и никто не обжигается.
Outburn: Есть ли отличия между немецкой и американской публикой?
Переводчик: Американская аудитория более живо реагирует на происходящее на сцене, в то время как немцы более холодны. Немцы просто более спокойные люди.
Outburn: Какую аудиторию вы предпочитаете?
Переводчик: Предпочтений нет. Им нравится играть где угодно и для кого угодно.
Outburn: Вы не думаете, что СМИ часто перевирают смысл ваших песен или посланий?
Переводчик: Да, их тексты часто неверно интерпретируются средствами массовой информации, особенно в Германии. Они аполитичны, но некоторые песни могут быть неправильно поняты.
Outburn: Вы не думаете, что своим успехом они обязаны тому, что поют исключительно по-немецки?
Переводчик: Успех говорит сам за себя. Нет, они так не думают.
Outburn: Как бы вы определили тему альбома "Mutter"?
Переводчик: В музыкальном плане они постарались вернуться к живому зывучанию инструментов. Танцевальные веяния больше не влияют на процесс написания песен. Они более сконцентрированы на создание хороших песен.
Outburn: Могут ли они сравнить "Mutter" с другими альбомами?
Переводчик: Они чувствуют, что они выросли и изменились за эти три года. И изменения эти к лучшему. Вы только что слышали их музыку и можете понять, в чем отличие.
Outburn: Как вы подходите к написанию песен, в группе имеющей столько участников?
Переводчик: Они долго готовятся, и не приступают к записи до тех пор, пока у низ не будет достойной демо-записи. В процессе подготовки альбома они интенсивно работают с продюсерами. Потом они выбирают студию, желательно в Средиземноморье, где тепло и спокойно. Идут в студию и начинают записывать материал. Вклад каждого в песни одинаков. Нет "главного" человека. Это очень демократично. Каждый привносит что-то свое.
Outburn: Есть ли особые причины выпуска первым синглом песни "Sonne"?
Участник группы: "Sonne" первый европейский сингл, в Штатах юудет выпущена другая песня.
Переводчик: Первым синглом в Америке будет "Links 2,3,4"
Outburn: Почему в Европе и Америке первыми выпускаются разные синглы?
Переводчик: Они думают, что для американского рынка больше подходит "Links 2,3,4" потому что эта песня имеет более тяжелое звучание. А для Германии они выбрали другую вещь. Текст и музыка "Sonne" сильно контрастируют друг с другом. "Sonne" это песня, текст которой вы просто обязаны понимать. И в этой песне они пытаются показать, что они не вкладывают в творчество никакого политического смысла. Песня должна стать ответом тем, что по-прежнему считает, что они поддерживают правые экстремистские группировки. Они не поддерживают их. Да, песня звучит довольно милитаристично, но ее смысл - контраст к музыке, и текст должен подтвердить это.
Outburn: Есть ли еще песни, текст которых важно понимать, на альбоме "Mutter"?
Участник группы: Это все песни.
Переводчик: Это лучший из всех их альбомов. Когда они выбирали песни для альбома, они всегда думали о том, что каждая песня на альбоме может быть издана синглом.
Outburn: Почему альбом называется Мать?
Переводчик: "Мать" - название одной из песен альбома. Названиями предыдущеих альбомов так же служили заголовки песен. Они решили, что Мать - лучшее название для описания содержания альбома. Так же такое название дает возможность различных интерпретаций. 13 апреля - День Матери и это дата выхода альбома. Хороший рекламный ход.
Outburn: Будете ли вы еще делать кавер версии чужих песен?
Переводчик: Тилль хотел бы перепеть "Dust in the wine" группы Kansas, но пока это только в планах.
Outburn: Насколько мне известно, вы выпускали диск "поцарапай и нюхни". Он действительно пах?
[всеобщее смущение, переводчик не понимает вопрос]
PR Person: Это была наклейка, она пахла если ее поцарапать.
Участник группы: Ах да… Было дело однажды…
Переводчик: Их первым синглом была песня "Ты так хорошо пахнешь". Когда вы трете его пальцем, он источает аромат.
Outburn: Rammstein подписали контракт с Republik из-за того, что MDFMK работали с тем же рекорд-лэйблом?
Участник группы: А, MDFMK…
Переводчик: Они не знали, что работают с тем же лэйблом.
Outburn: Что получают люди, платящие чтобы вступить в Фан-клуб Rammstein?
Переводчик: Бесплатную продукцию, билеты на концерты, и футболки. Они так же играют на специальных концертах для Фан-клуба. Члены клуба получают информацию из первых рук. Даты концертов и все остальное - из самого достоверного источника.
Outburn: Как вы проводите свободное время в Америке?
Переводчик: Где бы они не выступали, у них не так много свободного времени. Чаще всего они спят. Ну, не всегда конечно…
Участник группы: Мы все время устраиваем вечеринки! Вечеринки с девочками! (Смеется). Америка это страна рок-н-ролла!
© Перевод: MajorTom [http://rammsteinfan.ru]

0

5

Мой Сан Антонио
Июнь 2001 года.

Рихард Круспе-Бернштайн гитарист и композитор большей части песен Rammstein не особенно долго думает перед тем, как описать музыку немецкого секстета.
"Rammstein это метал-поп", - говорит Рихард через А. Дж., усердно работающего переводчика. "Я думаю мы были первой группой, рискнувшей объединить металл с поп-звучанием".

Металл в музыке Rammstein перевешивает поп. Сегодня это станет ясно всем, кто придет на шоу "Огонь и Ярость" в Вайрелесс Амфитеатре, где хедлайнерами являются Rammstein и Staind. Выступая в поддержку своего последнего альбома "Mutter", Rammstein показывают всему миру свои огненные шоу, сопровождаемые звуком, очаровывающим не только поклонников металла, но и некоторых фанатов индастриала, когда группа, гордо и громко поет на своем родном языке.
"Rammstein сохраняют немецкие корни в своей музыке", - объясняет Круспе. "До Rammstein я играл во многих группах. Я жил в Калифорнии, слышал бесчисленное множество музыки. Но я понял, что все это время жил, обманывая сам себя. Культура и климат сильно влияют на музыку, которую делают люди. Я вернулся в Германию и стал писать характерную немецкую музыку".

"Честно говоря, когда вы начинаете что-то творить, вы не должны думать - будет ваше творение иметь коммерческий успех или нет", говорит он. "Мы сильно удивлены тем, что достигли международной популярности. Мы быстро поняли, что нужно писать песни, которые хорошо звучат на родном языке.

"Главная проблема других групп в том, что они многое заимствуют, а что-то и просто копируют из американской музыки, пытаясь подстроить под нее свой язык. Они копируют музыку и подгоняют под нее свой язык. Это неправильно".

Один из элементов, часто перекрывающий любую музыку - визуальное ее представление. Rammstein обратили на себя внимание публики своими пиротехническими шоу, огонь в которых появляется буквально отовсюду.

"Мы стараемся уравновесить музыкальную и визуальную части шоу", говорит Рихард. "Если я увижу, что люди приходят на концерты только затем, чтобы посмотреть на фейерверки, я тут же брошу это занятие. Я музыкант. Я творю, сочиняю и играю. Эффекты только дополняют музыку".

Но с другой стороны Круспе-Бернштайн разочарован тем, что в ходе этого турне Rammstein не смогут развернуться во всю свою огневую мощь.

"Мы надеемся вернуться в Штаты этоу осенью с полноценным шоу", говорит он.

Круспе-Бернштайн присоединился к Rammstein в составе Тилля Линжеманна (вокал), Кристиана "Флейка" Лоренца (клавишные), Пауля Ландерса (гитара), Оливера Риделя (бас) и Кристофа "Дума" Шнайдера. Рихард пишет песни.

Пресса бросила Rammstein вызов, опубликовав несколько негативных статей. Немецкие СМИ часто называют Rammstein нацистами. Все музыкальные обозреватели говорят о то, что стрелки колумбийских университетов, поставляющих боевиков всему миру, слушают Rammstein.

"Я думаю, что главное - получить верный отклик на свое творчество", говорит Рихард. "Беда в том, что любая вещь в Германии воспринимается в довольно странной манере. И потом слишком серьезно воспринимается за пределами страны. Для альбома "Мать" я написал песню 'Links 234', специально для тех, кто причислял нас к правому политическому крылу. Она о том, что сердце у нас бьется слева.

"Одна из вещей, которую мы хотим делать всегда - провоцировать людей. Провоцировать к тому, чтобы они думали".

© Перевод: MajorTom [http://rammsteinfan.ru]

0

6

Kaista
Рихард
2 июля , 2001 года

Часть первая.

Kaista: Немецкая группа Rammstein известна всему миру как беспощадный и тяжелый музыкальный механизм, за чьи гениальные идеи группы вроде Металлики готовы были в свое время заплатить миллионы. Концерты Rammstein стали их фирменным знаком, и это - одна из причин, приведших Kaista в южную Германию. Черноволосый гитарист и композитор Рихард З. Круспе-Бернштайн согласился рассказать нам о том, что происходило с группой до их последнего концерта в Мюнхене. И кто сказал, что эти парни не говорят по-английски? Говорят, да еще как.
Рихард: Мы сильно нервничали, давая первые концерты Mutter-тура. Все шоу было создано за пару месяцев, у нас даже не было времени проиграть всю программу целиком до выхода на сцену с первым концертом тура в Нюрнберге! Группа довольна первой частью тура. Самое главное то, что нашим поклонникам по-прежнему очень нравятся наши концерты. СМИ возмущены тем, что мы стали менее скандальной группой. А немногим раньше те же журналисты обвиняли Rammstein чуть ли не во всех смертных грехах. Некоторым никогда не угодишь и это хорошо!

Kaista: Концерты, подобные вашим прошлым выступлениям сложно представить в нынешних условиях…
Рихард: Именно так! То, что мы вытворяли тогда было настоящим безумием. На самых первых концертах было не особенно много людей, но мы хотели расшевелить их. Мы выбегали в толпу, поджигали разлитый на полу бензин… это правда! Конечно, это было опасно и в самом начале нашей карьеры не обошлось без несчастных случаев. Мы выливали бензин прямо на сцену, и немного попадало на людей в первых рядах. Кто-то из зрителей получил небольшие ожоги. Мы сильно беспокоились за них и даже отвезли к врачу, но к счастью обошлось без серьезных травм.
Огонь непредсказуем, игры с ним очень опасны. Вы можете утратить контроль над ним очень быстро. Мы хотели заменить огонь водой в этом туре, но дизайнеры шоу отговорили нас от этого поступка. Сочетание воды и электричества куда опаснее огня.

Kaista: Rammstein достигли значительного успеха как у себя на родине, так и в других странах, что вызвало приток людей в Германию. Люди или ненавидят их или любят всем сердцем.
Рихард: Ситуация сейчас просто отличная. Но меня удивляет то, что некоторые не хотели нашего успеха вне Германии. Это стало особенно хорошо видно, когда нас номинировали на Грэмми в США. Нам говорили, что мы не должны были соглашаться на участие в этом. С какой стати? Я не понимаю… Какой вред это может принести? Это только хорошее подспорье для нас и других немецких групп.

Kaista: Водитель такси, с которым мы говорили по дороге сюда, думает, что люди ненавидят вас за ваши откровенные тексты.
Рихард: Я бы так не говорил… Тексты, которые пишет наш вокалист Тилль Линдеманн, сложны, их нельзя воспринимать буквально. Мы не политики, которые должны выражать свои мысли предельно ясно. Наши тексты надо воспринимать с долей фантазии. Переводы текстов Rammstein, которые вы можете найти в Интернете, конечно, дают какое-то представление о том, что мы хотим сказать, но точных переводов мы еще нигде не видели.

Kaista: Очевидно, что не каждому могут понравиться песни вроде 'Ich Will', текст которой обращен к людям, слепо доверяющим рекламным заявлениям. Линдеманна, родившегося в западной Германии сильно раздражают люди, принимающие на веру "любое дерьмо, которое им показывают (рекламируемые вещи)". С другой стороны текст 'Links 2 3 4' - ответ Rammstein на обвинения в принадлежности к "правым" силам. Но и это понять не легко, так как в самом начале песни вы слышите звук марширующих ног…
Рихард: 'Links' написана для немцев, что еще раз подчеркивает то, что понимание текстов действительно очень важно. Вы наверняка знаете, что нас обвиняли в нацизме и принадлежности к правому политическому крылу, например, из-за 'Du Hast'. Мы записали 'Links', чтобы расставить все по своим местам (цитата из текста песни: "Они хотят, чтобы мое сердце билось справа, но я проверил - оно бьется слева!").

Часть вторая.

И снова Kaista встречается с гитаристом Rammstein Рихардом Круспе, чтобы продолжить интервью.

Kaista: Rammstein, балансирующие между Laibach и Clawfinger, не раз обвиняли в копировании "почти всех". Вокалист распавшейся группы Die Krupps Юрген Энглер обвинил вас в плагиате из-за песни 'Tier', 'Mutter' сравнивали с 'Unforgiven' Металлики, а в 'Mein Herz Brennt' отчетливо слышны риффы Led Zeppelin. И это только самые известные случаи…
Рихард: Я думаю, что Rammstein в эти дни звучит так, как не раньше не звучал никто. Мы почти влюбились в компьютеры когда записывали Sehnsucht, но это быстро прошло. Работа с машинами утомила нас и мы решили не становиться их рабами. Mutter - совсем другой альбом, он звучит более широко и естественно. Массивность звука достигнута многократным наложением треков друг на друга. В некоторых песнях мы дублировали звук гитар по 24 раза. Это довольно сложно воспроизвести на концертах. Я все время играю то же самое, что и наш второй гитарист, что иногда вызывает некоторые сложности… (смеется). К счастью, сейчас мы выступаем на больших площадках, где звуку легко придать массивность просто увеличив громкость.

Kaista: Ходит много слухов о том, что запись Mutter проходила довольно болезненно. Вам не страшно приступать к записи следующего студийного альбома?
Рихард: Честно говоря, нет. Лично я сейчас более спокоен за будущее группы. Может мы выпустим новый альбом в следующем году, кто знает? Мы очень тщательно работали над каждым треком, что и привело к такому большому перерыву между Sehnsucht и Mutter… Чтобы избежать неприятных моментов мы должны поскорее записать следующий альбом (смеется).

Top 3 альбома Рихарда Круспе [весна/лето 2001 года]
1. Ministry. Psalm 69
2. Dido: No Angel
3. Black Mail: 1

© Перевод: MajorTom [http://rammsteinfan.ru]

0

7

Break-Out
Оливер
20 октября 2001 года

Ищете интересные факты о Rammstein? Например, почему только женщин пускают за кулисы и насколько безопасны их пиротехнические шоу? Бас гитарист Олли: "Ну, были кое-какие неприятности в прошлом"…

Вreak-Оut: Учились когда-нибудь?
Оливер: Никто из нас не посещал музыкальную школу. И это только к лучшему, потому что после подобного обучения все, что вы можете - играть заученные аккорды. А нам нравится безумие, импровизация и невероятные соло. Музыкальная школа - большое препятствие на пути таланта.

Вreak-Оut: Самое первое выступление Rammstein было успешным?
Оливер: Ну… это было 6 лет назад, в Ляйпциге. Со звуком все было более, чем хорошо, но смотреть на нас было не так интересно. Мы так сильно нервничали, что не могли пошевелиться, стояли как истуканы на сцене.

Вreak-Оut: Но вы до сих пор выступаете точно так же!
Оливер: Да, но это только часть шоу. Теперь на наших концертах есть на что посмотреть. Сейчас у нас много разных наворотов и пиротехники на сцене.

Вreak-Оut: Мило и убийственно.
Оливер: Да нет, почти все наши пиро-идеи довольно опасны, но над их воплощением работают настоящие профессионалы. Они готовят всю пиротехнику и заботятся о безопасности.

Вreak-Оut: То есть поклонники могут не бояться того, что опалят волосы на ваших концертах?
Оливер: Точно. Все многократно проверяется, а для выступления в Дании мы немного поменяли шоу. Первоначально планировалось, что ракеты полетят над головами людей, пришедших на концерт, но мы узнали о тех несчастных случаях…

Вreak-Оut: Вы говорите о трагедиях в Эншеде?
Оливер: Именно так. Мы убрали ракеты из шоу, оно было на 100% безопасным.

Вreak-Оut: Так было всегда?
Оливер: Ну, бывали небольшие оплошности, кто-то держался за металлическую конструкцию, которая загорелась. Она упала вниз и поранила несколько человек. Мы чувствовали себя просто ужасно, ехали в машине скорой с пострадавшими, проводили их до больницы.

Вreak-Оut: В чем секрет вашей стремительно растущей популярности?
Оливер: Если бы мы знали… если существует рецепт хорошей музыки, то его можно сразу же патентовать и открывать свое дело! Нам просто повезло. Может быть вы не должны надеяться на успех, ждать его. Тогда он придет к вам сам.

Вreak-Оut: Я уверен, что не каждый поклонник понимает тексты ваших песен.
Оливер: Это не так уж и важно. Я выступал с англоговорящими группами, не имея понятия о том, что они поют. Главное - атмосфера, которую вы создаете музыкой.

Вreak-Оut: Жаль! Вы так усердно работаете над текстами…
Оливер: Если вам действительно интересно - о чем они, вы легко можете это выяснить. Загляните в Интернет или вооружитесь словарем и переведите наши тексты.

Вreak-Оut: Правда ли что за сцену вы пускаете только женщин?
Оливер: Да. Мы любим проводить время после концертов в приятном обществе.

Вreak-Оut: А мужчины неприятны.
Оливер: Я бы сказал немного по-другому. После шоу хочется отдохнуть в милой компании, устроить вечеринку, и может быть, провести восхитительную ночь.

Вreak-Оut: А почему это интервью идет на немецком?
Оливер: Потому что английский недостаточно хорош? Мне хотелось бы выучить датский, но он кажется мне очень сложным языком. Но интервью прошло хорошо и на немецком, так ведь? Я рад, что люди здесь свободно говорят по-немецки. Я могу спокойно говорить с вами напрямую. Когда мы даем интервью во Франции нам всегда требуется переводчик. Это неприятно!

© Перевод: MajorTom [http://rammsteinfan.ru]

0

8

Playboy
Польша,
Ноябрь 2001 года

Одна из тех немногих групп, поющих на своем родном языке, который, к тому же не является английским, которым удалось добиться успеха. "Почему мы так поступили?" спрашивают они. "Мы хотели играть и петь то, что нам нравится, наше происхождение оказывает на нашу музыку сильное влияние. Мы немцы". Они родом из ГДР, их тяжелое, иногда даже готическое звучание и воистину тяжелые тексты, делают их легко узнаваемыми. Они усмехаются в ответ на обвинения в нацизме, даже если нам, полякам, это кажется притворством. Они играют вместе уже десять лет и по-прежнему называют себя друзьями, говорящими в один голос. Перед концертом, намеченным в Польше на 13 Ноября, Роман Роговиски встратился в Берлине с шестью серьезными, приземленными, трезво смотрящими на мир людьми, не пытающимися показаться остроумными в разговоре о музыке.

В: Вы родом из ГДР. Что вы можете вспомнить о том времени, когда социалистическое правительство не поддерживало рок-музыкантов. Вы чувствовали себя униженными из-за этого? В Польше все обстояло немного по-другому - играть рок было можно, но все подвергалось жестокой цензуре.
О: Вы не сталкивались с проблемами в Польше? Об этом мы не знали. Считайте, что вам повезло. В ГДР рок-музыка была под запретом, вы правы, правительство совсем не поддерживало этот вид искусства. Играть рок значило быть в оппозиции сил, управляющих государством. Rammstein состоит из шестерых музыкантов - троих из Берлина и троих из Шверина. Половина основного состава до Rammstein играла в Панковой группе Feeling B, потому что тогда нам была дорога именно такая музыка. Feeling B играли музыку, балансировавшую на краю дозволенного в то время. Вы можете сказать то же самое о музыке Rammstein, которые тоже балансируют на грани того, что называют дозволенным.

В: Вы свободно говорите по-английски, но предпочитаете давать интервью на немецком. Почему?
О: Есть одна очень важная причина: мы можем сказать именно то, что хотим. Мы не всегда можем найти нужные английские слова для того, чтобы выразить наши чувства и у нас был довольно неприятный опыт, связанный именно с этим - нас часто недопонимали, когда мы говорили по-английски. Я предлагаю сделать так - вы задаете ваши вопросы по-английски, а мы отвечаем по-немецки.

В: Как была создана группа Rammstein?
О: Люди из Шверина дружили с людьми из Берлина, мы часто навещали друг друга. К моменту основания группы мы очень хорошо знали друг друга. И сначала наша дружба была для нас самым главным, только через несколько лет мы задумались о создании группы и тогда выяснили, что хотим играть похожую музыку.

В: Вы знаете друг друга более десяти лет, не каждый брак может выдержать испытание подобным сроком. В чем секрет вашей долгой дружбы?
О: Мы думаем, это тот факт, что все мы из Западной Европы. Мы не настолько зациклены на материальных ценностях, как другие люди. Самое главное для нас - наша дружба.

В: Почему вы назвали группу созвучно названию города Ramstein, где произошло то известное столкновение истребителей?
О: Группы играющие металл часто используют названия вроде Megadeth или Napalm Death, они вызывают страх. Здесь мы не являемся исключением.

В: А как отнеслись к подобному названию люди, живущие в этом городе и семьи жертв катастрофы? Они не чувствуют себя оскорбленными? Или ваше - дань им…
О: Мы контактировали с семьями жертв и видели только положительную реакцию на свое название. Да, это имя - дань памяти жертвам той катастрофы, а не какой-нибудь рекламный трюк. В нашей песне Ramstein мы пытаемся объединить истерическую реакцию прессы на эту катастрофу и то, что люди видели там на самом деле. Известно, что СМИ питаются событиями вроде этого, они зарабатывают на этом деньги. Они любят трагедии. СМИ могут так поступать, но группы вроде нашей - нет. Это была трагедия для людей и неплохой заработок для СМИ. У нас нет таких целей. Мы не использовали трагедию в рекламных целях.

В: Как получилось, что вокалистом в группе стал Тилль Линдеманн? Ведь не так давно он был довольно-таки известным пловцом…
О: Во-первых, Тилль отличный вокалист и именно поэтому он присоединился к нашей группе. Он учился в спортивной школе, где тренировался как пловец. Он плавал целыми днями. Это был типичный для ГДР способ обучения в то время. К счастью, Тилль решил бросить это дело очень вовремя.

В: Как вы пришли к использованию огромного количества пиротехники на ваших шоу?
О: Мы начинали выступать без единого огонька, мы просто стояли на сцене и играли. Но Тилю это быстро надоело. Он начал забавляться с шутихами и потихоньку наши шоу стали такими, как сейчас. Немного раньше кто-то из нас поджег на сцене бензин из-за того, что зрители были слишком равнодушны. Тогда это впечатлило публику, но когда на концерты стало приходить больше людей, подобные трюки стали опасны.

В: Были какие-нибудь несчастные случаи?
О: В самом начале, когда мы готовили все эффекты сами, у нас было несколько серьезных несчастных случаев, один из которых произошел на песне … Ramstein. К счастью, никто не погиб, но несколько человек получили серьезные травмы. С тех пор мы нанимаем профессиональных пиротехников. Мы не должны думать о том, что из-за случайности можем попасть в тюрьму, мы должны быть твердо уверенны в том, что все пройдет как надо. Наши шоу часто вызывают серьезные разногласия, например у нас были проблемы с выступлением в Англии, где слишком суровые противопожарные инструкции. (После нашего разговора выяснилось, что один из концертов в Англии был даже отменен из-за этого [имеется в виду концерт, намечавшийся на 10 Июня 2001 года в концертном зале "Астория" в Лондоне, отмененный из-за того, что группе не разрешили использовать во время выступления пиротехнические эффекты - прим. MajorTom]).

В: В группе вас шестеро. Как принимаются решения - вы голосуете или все-таки есть лидер?
О: Мы не будем пытаться убедить вас в том, что в группе царит демократия. Обычно решения принимаются в спорах, но иногда мы все-таки голосуем. Побеждает тот, у кого самый громкий голос. Мы - творческие люди и вполне естественно, что каждый из нас имеет свою точку зрения.

В: Ваши тексты очень странные и точно не рассказывают о жизни. Откуда вы берете идеи - вы вдохновляетесь книгами, фильмами или собственными фантазиями?
О: Тексты - работа Тилля. Нам часто кажется, что Тилль страдает раздвоением личности. Возможно поэтому тексты кажутся такими странными. Он - весь в них, он пишет о своих собственных впечатлениях. К сожалению, когда некоторые наши песни для второго альбома переводились на английский, они частично потеряли смысл. Чтобы понять о чем они вы должны хорошо знать немецкий, иначе вы даже не будете догадываться о том, что мы хотели сказать. Вы должны выучить немецкий, чтобы понять, насколько хороши наши тексты.

В: Интересно то, что многие тексты, написанные Тиллем имеют сексуальный или эротический контекст, но слово "любовь" в них никогда не появляется. Почему?
О: Это самая эксплуатируемая в музыке тема. Все другие группы поют о любви. Мы решили, что делать этого не будем. Но, вы никогда не знаете, что может произойти в будущем. Возможно, мы включим пару песен о любви в новый альбом. Сложно петь о любви так, чтобы это не звучало слишком смешно.

В: Ваш новый альбом "Mutter" очень грустный и лиричный, но тем не менее, в нем есть чуть ли не танцевальные композиции, такие как Spieluhr. Откуда родом эта грусть?
О: Когда мы записываем альбом, мы не думаем о том, каким он будет по настроению. Главное для нас - хорошие песни. Когда вы встречаете женщину, которая становится вашей женой вы не знаете, чем все это закончится, но надеетесь на то, что все будет хорошо. Нельзя просто сказать "я буду счастлив с блондинкой", надо попробовать, чтобы узнать так ли это. Так же и с песнями.

В: Вы создали свое собственное звучание, где можно искать корни вашего звучания - в Laibach и Metallica?
О: Мы признаем то, что на нас оказывают влияние такие группы как Ministry, Laibach, Pantera, Metallica, и Prodigy. Мы не видим ничего постыдного в том, что являемся поклонниками такой музыки.

В: Металл металлом, но в ваших песнях слышится и влияние классической музыки. Я думаю, это и делает вас непохожими на других музыкантов-металлистов, даже если они используют типичную для классики монументальность. Тем не менее - Вагнер и кто еще?
О: Честно говоря, мы никогда не проводили параллелей между своей музыкой и классикой. Возможно просто тот факт, чтобы мы немцы делает нашу музыку "вагнеровской". Нам кажется это больше "вагнерианизм" наших генов - как генов, родственных по географии Вагнеру. В нашей музыке вы можете найти и фольклорные элементы, немного простоты, которая помогает людям понимать нашу музыку.

В: Чем вы объясните художественную жестокость ваших обложек? Почему на них так много боли и страданий? Где грань между искусством и жестокостью?
О: Нам нравится вызывать споры, именно поэтому для обложки второго альбома мы выбрали фотоработы Хельнвайна. Нам нравится его видение искусства и то, как он смог показать нас. Стало понятно, что фотографии группы могут быть чем-то иным, настоящим искусством, а не просто очередной скучной фотографией нескольких людей.

В: Что вы думаете о том, как использовал Дэвид Линч ваши песни в своем фильме "Затерянное шоссе"?
О: Когда мы увидели фильм, то были шокированы. Возможно, никто не перевел ему тексты, потому что песни были использованы совершенно некстати, в самых сверхъестественных моментах фильма. С другой стороны они очень хорошо подчеркнули настроение фильма, это типично для фильмов Линча. Но нам также понравилось и видео, сделанное Зораном для Links. Идея с марширующими муравьями просто прекрасна, несмотря на то, что некоторые люди пытаются искать в этом скрытый смысл.

В: Говоря о смыслах, как вы относитесь к обвинениям в нацизме, которые сыплются на вас из-за ваших видео и музыки? Я знаю, что, например, в США вас подвергли за это очень жестокой критике…
О: Проблема в том, что в США поняли наши тексты совершенно неверно. Вот откуда идет неверное представление о группе. Чтобы избежать этого, мы хотим разместить в Интернете по-настоящему хорошие переводы наших песен. Тогда каждый сможет понять, что мы хотим сказать совей музыкой на самом деле.

В: Памятуя об объединении Германии, что вы можете сказать о грядущем объединении Европы?
О: Мы думаем, что очень важно сохранить разные культуры. И надеемся, что культура не пострадает в результате объединения. Положительным моментом станет введение новой валюты - Евро. Это поможет торговле и экономике. Но мы бы предпочли оставить названия денег такими, какими они были в каждой стране.

В: Вы уже дважды были в Польше. Какие воспоминания и впечатления остались у вас о стране? А, и кстати, почему вся группа вдруг выкрасила волосы в красный цвет?
О: Возможно вы нам и не поверите, но в Польше нам понравилось абсолютно все. Честное слово. У группы есть две любимые страны - Польша и Мексика. У польских и мексиканских поклонников есть что-то общее, например, реакция зрителей на концертах. Это совершенно невероятно, поэтому мы рады предстоящей встрече с польскими поклонниками. А наши новые прически, это просто для разнообразия. Когда мы в турне, наша команда состоит более чем из 100 человек и иногда нас, музыкантов сложно в ней узнать. Так что для упрощения задачи мы покрасили волосы.

© Перевод: MajorTom [http://rammsteinfan.ru]

0

9

Revolver
Самая популярная в США со времен Scorpions немецкая группа Rammstein продала уже более миллиона своих альбомов в Штатах, не смотря на то, что поют они исключительно на своем родном языке. Первобытная энергия их музыки зачаровывает американских слушателей с тех пор, как Rammstein обрушились на побережье Штатов со своим хитом "Du hast". А восхитительные сценические спектакли "Kiss-встречается-с-Kraftwerk" группы, заставляют американцев снова и снова ходить на их концерты. Каждую ночь тура Pledge of Allegiance (Залог преданности), вокалист Тилль Линдеманн, бывший пловец восточногерманской олимпийской сборной, выходит на сцену в горящем плаще; позже он одевает на голову шлем, выстреливающий 15-ти футовые языки пламени над сценой, под жуткие запилы гитар своих товарищей. Гитары попадают в огонь, все взрывается и толпа окончательно слетает с катушек. "Мы не особо любим болтать с аудиторией", объясняет гитарист Пауль Ландерс, "мы общаемся с массами посредством огня".

Огонь не входил в сценический репертуар Rammstein в 1993 году, когда группа только начинала свое существование. "Наши шоу были очень статичны, и певцу было скучно", вспоминает Ландерс. Первым опытом группы в использовании специальных эффектов было выливание бензина на пол клуба перед выступлением. "Потом был первый звук ударных", говорит Ландерс, "мы поджигали бензин, и все говорили "Аааааах!", хихикает гитарист. "В то время, всем в Берлине надоели всяческие группы. Все они были одинаковые, и не показывали ничего нового. А на наших концертах все кричали "А! Я горю! Я горю, но это хоть что-то новое!"

Вскоре всякую лишнюю марку участники группы откладывали в свой пиро-фонд, пытаясь создать безопасные для себя эффекты. "Проблема в том, что мы начали с такого высокого уровня, что следующим шагом могло быть только полное сожжение концертного зала", смеясь, говорит Ландерс. "Но за семь лет огонь нам здорово надоел. Мы пытались сделать что-то с водой, но это не выглядело так же здорово. Вода это ужасно скучно! Она куда больше подходит для релаксаций, а вот огонь - да он просто создан для рок-н-ролла!".

Во время своего летнего европейского турне в поддержку нового альбома, Mutter, сценические конструкции были заполнены чашами с горящей субстанцией, заполненной чем-то напоминающим отдельные части человеческих тел. Организационные проблемы тура удержали группу от использования этих конструкций в выступление на Pledge of Al-legiance. "У нас всего 35 минут, и не так много времени для переодевания, поэтому большую часть оборудования мы оставим в грузовике", говорит Ландерс. "Каждый эффект соответствует песне; если мы не играем какую-то песню, эффект не будет применяться". Это правило может в итоге кое-кого разочаровать: из-за того, что выступление Rammstein на Pledge of Allegiance сконцентрировано на песнях с нового альбома, старая песня "Buck Dich", с альбома 1998 года Sehnsucht, исполняться не будет - а это значит, что Линдеманн не будет насиловать клавишника Флейка Лоренца огромным искусственным фаллосом.

"Нет. Сет-лист слишком короткий. Жаль!", вздыхает Лоренц, вызывая раскаты хохота у всей группы. "Тебе жаль?" завывает Ландерс. "Флейк на самом деле очень рад тому, что песня не будет исполняться".

Хотя они и говорят, что им нравится участвовать в туре Pledge of Allegiance, Ландерс признается, что выступления каждый вечер с System of a Down и Slipknot, заставляют участников Rammstein чувствовать себя "слегка постаревшими". "В этом туре полно дьявольщины и тяжелой музыки", говорит он, "а мы уже не такие уж демонические и тяжелые. Когда мы начинали в Германии, мы были приблизительно в том же положении, в котором сейчас находятся Slipknot. Мы поляризовали средства массовой информации и людей, и многие говорили "это не музыка. Но эту роль нельзя играть слишком долго; вы должны расти и качественно меняться. Мы надеемся, что изменились - и надеемся, что не станем скучными, когда завершим все это, записывая целые альбомы баллад и устраивая акустические концерты".

© Перевод: MajorTom [http://rammsteinfan.ru]

0

10

Любители огня и жесткого порно
Дата: 20 мая 2002 года
Автор: Аня Дородейко
New Musical Express

Вообще-то, не надо так уж их обижать. Rammstein - ребята простые и работящие. Кто грузчиком раньше был, кто - корзинщиком. Только не в том, конечно, смысле, что сидел по молодости Тилль Линдеманн на скамье у избы и плел своей жесткой рукой грубые деревенские корзины. Нет - тут другое. Корзинщиком у немцев называется человек, который подает тележки покупателям в супермаркете. Другими словами, добрый помощник. Кто бы мог подумать: такой грузный, предпоследней весовой категории парень-качок... К тому же – все эти сценки анального секса на шоу, зверские по смыслу, эпитетам и накалу страстей стихи, концертный рык. Однако бывает и так.

В жизни Тилль Линдеманн - самый застенчивый и незлобный, самый тихий из участников Rammstein.По сценарию одного из клипов группы, "Du Riechst So Gut", Тиллю нужно было хорошенько поцеловаться с очень красивой девушкой в красном платье. Так вот, он чуть было не завалил все дело - долго стеснялся и нервничал. "Я правда очень робкий. Перед этой сценой я дрожал больше, чем во время своего первого поцелуя в 13 лет". Кроме того, он очень редко дает интервью, а когда дает, отвечает тихо и неуверенно. "Люди думают, что я всегда сильный и взрывной. Это не так. Я чувствительный и легко ранимый, а в любви - романтичный и страстный"...И очень нравится девочкам до двадцати. Их в группе первым делом привлекает внешнее: рост, вес, мышечная масса (парни хоть куда - настоящие мужчины). А тексты - все на немецком, кто их разберет-то. Пусть Rammstein хоть учебник по математике зачитывают, хоть "Ромео и Джульетту", главное - с теми же посылом и выражением. Но если с текстами все-таки разобраться, то выходит черт-те что. Ладно бы еще "Du Hast Mich" (это как раз просто "я у тебя есть, дорогая". и никакого подвоха в плане "иметь"), но ведь есть и похуже.

Тилль пишет и поет в основном про зверей, детей и секс - в различных непростых комбинациях. Жесткие стишки. Зато от души: он предпочитает лучше над листком бумаги надругаться, чем беситься и дебоширить, как маньяк, среди людей. Выходит, это два совершенно разных человека: один на сцене, другой - в магазине, луна-парке или просто на улице. Извращенческие немецкие стишки - это первое, чем прославились Rammstein. Второе - невероятные шоу с огнем. Все в группе ужасно любят что-нибудь поджечь, поэтому и на сцене у них полный пожар: горят стойки микрофонов, волосы, руки, плащи, леталки-самопалки.

Поначалу концертные пиротехнические устройства были самодельными, их производством занимался лично Тилль. Он всегда был фанатом поэкспериментировать в этой области, так что идея "взрывных шоу" - исторически его: "Огонь меня просто очаровывает. Однажды я принес с собой на выступление два больших фейерверка и взорвал их в перерыве между песнями. Получилось круто, все были в восторге. А я обжег себе руки". Нет, огонь - это, конечно, дело. Но и правила безопасности, вообще-то говоря, - тоже. А о них ребята стали задумываться не сразу. Однажды произошло так, что в самый разгар выступления на сцену неожиданно выскочил наряд пожарников и давай все тушить. "Ого, - удивились Rammstein, - оказывается, на взрывчатку еще и разрешение нужно? Круто". С тех пор они стали поорганизованнее в этом плане. Но все равно, ни один концерт не обходится без обожженных пальцев, а то и чего похуже. Так что за фокусы приходится платить. Хорошо еще, что собой, а не пришедшими на концерт, потому что среди зрителей - не только фанаты, которым получить искрой в нос только приятно. На Rammstein многие приходят из любопытства - поглазеть под индустриальные звуки на огонь и здоровенных немецких мужиков (только клавишник Кристиан "Флаке" Лоренц у них не очень-то здоровенный) в смешных костюмах из фольги.

За все время, пока они существуют и дают концерты, Rammstein напридумывали много разных шоу-фишек, необязательно огненных. Белые лица - серебряные волосы (в стиле "МультРильмов" на "Нашествии"), клевые киберприкиды, резиновая лодка для номера с песней "Seemann" ("Моряк"), самобичевание на сцене. Американцы это любят, поэтому у них немецкие парни - настоящие звезды. Rammstein запомнились там с первых клубных выступлений, на одном из которых худосочный клавишник Флаке с разбегу расколол неоновую лампу о плечо Большого Тилля. Черт возьми, наверное, больно было. Особенно если учесть, что Флаке промазал и попал в висок. Потекла кровища, но наивные американцы приняли ее за кетчуп. Тем не менее, несмотря на недопонимание всего натурализма и, соответственно, всей крутизны, они прониклись и стали заядлыми фанами группы. Rammstein уже не раз успели съездить в тур по Штатам, причем с большим успехом. Как ни странно, в Америке от них не требуют песен на английском, проглатывая такими, как есть. Были попытки перепеть что-то по-английски для радиостанций, но диджеи - их просто так не проведешь. Они не стали крутить всякую фигню и вместо нее все равно ставили оригинальные немецкие треки. В результате на концертах регулярно случались аншлаги, и толпы не знающих немецкого чуваков дружно ревели, как им казалось, песни Rammstein. Гитарист Рихард Круспе (или теперь Бернштайн) говорит, что это напоминает ему время, когда он был маленьким и подпевал английским песням, не понимая слов". В Америке с группой постоянно происходили всякие истории, счастливые и не очень. В одном городке полиции не понравилась знаменитая сцена с анальным сексом, и благодаря этому актеры Тилль и Кристиан -"Флаке" загремели в кутузку. Хорошо еще, никто не остановил концерт - не вырубил электричество или, наоборот, не включил свет. Зато после уж пришлось потусоваться где надо. Блондин Флаке вспоминает происшествие с трепетом: "Охренеть! Они называли нас извращенцами, и сами же потом заставили нас мыться в одной ванной - да еще под надзором нескольких полицейских! И кто после этого извращенец?" Другая смешная американская история связана с MTV. Ребята оттуда не очень-то полюбили группу и поэтому никогда не упускали случая снять их клип с эфира или пожурить за нацизм. Rammstein в нацизме не сильно понимают, поэтому такой вариант "пожурить" им не нравился. И вообще, обидно - чего клипы-то не показывают? Поэтому как-то раз на фестивале они взяли и попросили главного обидчика-продюсера к себе за сцену. А уж там! Но нет - просто примотали его скотчем к стулу, воткнув между ног какую-то дымилку. И ушли на сцену играть. Продюсер оскорбился, но в конце того же года Rammstein почему-то получили награду МТV. Что до нацизма, то им, конечно, группу достали еще как. Особенно после того, как они перепели песню Depeche Mode "Stripped" и сделали на нее клип из кусочков фильма "Олимпия", снятого во время олимпийских игр в фашистской Германии. Суть фильма - показать превосходство немецкой расы через идеал спортивного тела и такое прочее. Но Rammstein-то этого не знали. Ну не знали. Они вообще не заморачиваются - им просто картинки понравились, и все. Ну да, а что такого? Черно-белые спортсмены - хороший видеоряд для песни. Кроме того, в этом клипе Rammstein немножко подстебались над Штатами. Совсем этак чуть-чуть: в одном кадре изначальная свастика была заменена американским флагом. (Типа, сами вы там у себя в Америке нацисты.) Ну да ладно, все уже давно забыли, тем более что у Rammstein гастроли по США, популярность - все такое. Какой нацизм? - смеется над обвинениями Рихард и женится на красивой еврейской актрисе Карем Бернштайн. Нацизм?! Видите - вот венчатель - женщина-раввин, вот все остальные еврейские дела в плане свадебной церемонии. Ха-ха. Рихард теперь тоже Бернштайн, а не Круспе. Взял себе фамилию жены (по закону это можно) и радуется, что всех надул.

Этот же Рихард, между прочим, - отец нашумевшего ребенка с фамилией, как у Тилля, Линдеманн. И сейчас загадочная ситуация будет разъяснена. Задолго до того, как жениться и стать евреем, Рихард имел шашни с сестрой Тилля, - отсюда и получился ребенок, которого он сейчас воспитывает, девочка Кира. Ее компьютерно обработанный голос можно услышать в песне "Spieluhr"c альбома "Mutter".

Но это не самая знаменитая песня на пластинке, самая знаменитая - "Sonne". И вот, оказывается, зачем она была написана: "Это песня для русских боксеров, которые дерутся в Германии (братья Кличко; правда, они украинцы - NME), - чтобы они под нее выходили на ринг. Но они ее так и не использовали, потому что сочли слишком тяжелой. Тогда мы создали новую историю и новое видео - про Белоснежку". От боксеров до Белоснежки оказалось совсем недалеко. Но самое смешное, что в клипе в роли Белоснежки снялся почти что баскетболист - мужик больше двух метров ростом. Красивое лицо приклеили компьютером. А вы говорите - воображения нет. Есть - Rammstein почти что сказочники, как выясняется. "Откуда вы знаете, какой на самом деле была Белоснежка? Может, она жрала героин килограммами и трахалась со всеми подряд. Такими были бы сказки, если бы их писали мы. А вообще, мы ненавидим сказки. Они похожи одна на другую - в любой найдется по придурочному принцу - каззлу, который скачет туда-сюда. Скука - жуть".

"Mutter" - самый последний альбом группы и записывался он дольше и интереснее, чем все остальные. На студиях в разных местах: на Балтийском побережье, во Франции, в Бельгии. Жуткие тексты, как всегда, писал Большой Тилль, но на этот раз корректировать их могли и другие участники группы.

Делали так: Тилль приносил песню, вешал листок в студии, а каждый желающий мог подходить и исправлять, что не нравится. Извращений и наркоты меньше от этого не стало, зато выглядит теперь все как-то более вдумчиво. Изменилось ли что-то в плане музыки и аранжировок? На слух не особенно - что лабали восемь лет, то и лабают. Убавили только синтезаторных звуков, несмотря на все протесты клавишника Флаке (ему-то хотелось наоборот - вообще, по возможности, без гитар).

Зато не на шутку творчески подошли к оформлению диска. Фотосъемки для оформления проходили в аквариуме с неприятной зеленой водой, которая к тому же была какая-то густая. В этом смысле не очень повезло Флаке: он так себе ныряльщик и время от времени нахлебывался. Зеленая вода - не очень круто, скорее всего. Флаке, наверняка, куда больше любит пиво. И любит Японию. Вот что он рассказывает об этой стране: "Мне понравилось в Японии. Там нет слова "нет". Например, когда заказываю пиво, а его нет, они говорят: "У нас есть вкусный апельсиновый сок" или "Наша вода также очень вкусная".

Rammstein объездили с концертами почти весь мир. Посмотреть на фанатском форуме – там есть люди даже из Рейкьявика, не говоря об Австралии. Очень много поклонников в Англии. Они прямо там, в форуме, договариваются, как пойдут всей дружной толпой на концерт и будут противостоять своим авторитетом крутых фанов со стажем мелким, толкающимся около сцены недоноскам. "А как мы узнаем друг друга?" - спрашивает один человек. "Оденемся в костюмы овец, - отвечает ему другой. - Я буду черной овцой". "Блин, а у меня нет костюма овцы. Можно я надену заячьи уши?"

В прошлом году отменили один из концертов Rammstein в Лондоне - причем всего за час до начала или около того. Из соображений безопасности - не в любом зале можно безнаказанно жечь костры. Пришедшие 2000 человек, конечно, очень расстроились и хотели было уже развалить там все на хрен, как вдруг на сцене появилась группа. И устроила фанатам двухчасовую беседу по-культурному - с ответами на вопросы и автографами. Лучше так, чем никак. И в России Rammstein тоже были. Все помнят - совсем недавно. Громкий концерт с фейерверками в ноябре 2001-го. Несмотря на то что они учили в школе русский язык (в ГДР это полагалось. так же, как в СССР одно вре­мя - немецкий), никто на нем не говорит. Плохо учили, одним словом. Немного может один только гитарист Пауль Ландерс, который в детстве около года прожил в Москве (в районе трех вокзалов), потому что его родители работали в посольстве. Но все равно, в компании Rammstein он прикидывается дурачком и пользуется переводчиком. Кроме того, в его и Флаке био­графии есть еще один темный момент, связанный с Россией. До Rammstein оба они играли в непонятной группе Feeling В, которая однажды записала на русском языке "Песню о тревожной молодости" Александры Пахмутовой. "Молодость" можно было найти даже в Москве - продавалась на пластинках. Понравилось ли Rammstein у нас? Кажется. По крайней мере, обратного никто из них не высказывал. Что до Тилля Линдеманна, то он вообще расчувствовался. Сказал, что на Красной площади у него "екнуло". И что? Похоже, они приезжают снова.

Музыканты о Rammstein:

Галя Коперник, "Восьмая Марта":
"Ну, это как Майкл Джексон, он свою х#йню гонит, ну там. тонкий нос, белая кожа. А эти бругальность свою подчеркивают. А музыка - отстой. Лучше, конечно, чем Филипп Киркоров. Они приезжали, мутили эти фейерверки... Но если группа крутая, они и без фейерверков всех заведут; Beatles же играли без всего этого! Вот пускай выйдет Rammstein без фейерверка и без костюмов! Пусть попробуют!"

Чача, "Наив":
"Я к ним относился очень скептически, думал, что это какие-то немецкие отсосы, какие-то чуни. А тут подумал: надо сходить на концерт. И я прямо вообще! Это реально! Они вставили! На самом деле! Было несколько раз, когда они действительно заколдовали аудиторию! Я пришел на концерт и увидел огромное количество ботаников. Ну, конечно же, пришли те, кто индастриал любит и в партере бьется, но тут особого ума не надо - они бы и так пришли, и так бы рубились. А основная масса людей - это папа до сорока лет, его жена и один или два ребенка. Такая идиллическая картинка. Вот они пришли на концерт, где я не помню, кто кого в жопу е$ал - гитарист клавишника или клавишник гитариста. Так вот, я видел, что пришли люди, не готовые к такому концерту. И их настолько торкало! Они пришли всей семьей, нормальные обыватели, которых дети притащили на концерт, а тут беспредел такой. И им неясно: то ли закрывать глаза детям, чтобы они не видели этого, то ли отрываться. Но тут они такой импульс получают, что все вскакивают, начинают ручками трясти! И думают: "Коля, что же мы делаем! Мы же не тинейджеры!" Rammstein это удалось! Я с большим уважением к ним теперь отношусь, потому что они могут действительно заколдовать людей, и это круто. А вообще, я такую музыку не очень люблю, к тому же я по-немецки не понимаю. Может, они там поют "Хайль Гитлер!".

Ник Рок-н-ролл:
"Я очень не люблю мясников и плебеев. Что касается Rammstein, то это музыка для плебеев. Мясники, лавочники, бюргеры... Если бы приехал Blitz, я с удовольствием пошел бы. К тому же они западные, а эти - восточники. Советские немцы приезжают в Москву! Тьфу! Я вообще не люблю все советское и форматное!"

Макс Покровский "Ногу Свело":
"Еще года четыре назад Rammstein, может быть, и существовал, но в моей башке его не было. И вот у меня была такая идея сделать похожий проект, который будет очень ровным, очень тяжелым и в котором будет использоваться немного гармоний. И то, что они исполняют сейчас, на сто процентов соответствует тому, что я тогда придумал. Но это не мой выпендреж - кто первый сделал, тот и молодец! Все равно у меня бы так не получилось".

Гая Арутюнян "Дети Пикассо":
"Я еду в такси. И из радио шумит что-то невообразимое. А я человек не косный, я очень люблю всевозможные продвинутые вещи, мне чем необычней, тем интересней. И я говорю таксисту: "А вы не могли бы выключить или переключить! У вас не ловит радио!" А шофер был молоденьким мальчиком и, видимо, поклонником. И его это задело. "Вообще-то, это Rammstein!" - бросил он. Так что Rammstein для меня - это шумовая атака в черте города".

Акакий Назарыч "Тайм Аут":
"Когда у нас только начиналось MTV, году в 1998-м, у нас был контракт на четыре или пять месяцев: мы вели программу "Здрасьтенафиг, квачи прилетели!" Принцип такой: брался клип и обсуждался между двумя участниками программы, это был я и Гагей Гагеич. И принесли клип, сказали: "Есть забавная группа, поет на немецком языке". Тогда никто не знал, что это такое. И мы были первые, кто представил в России Rammstein, это была песня "Du Hast". Тогда их воспринимали не так, как сейчас, и попросили, чтобы было, как всегда, смешно. Я сейчас уже не помню, как именно мы все обыграли. Ну, зацепились за немецкий язык, конечно же. Это был черно-белый клип, в котором была машина отечественного производ­ства "Волга".

ММЕ благодарит за предоставленную информацию издательство “СКИТ-Интернешнл" и лично Жака Ю. Тати, автора двухтомника “Rammstein”.

с http://www.rammsteinfan.ru/

0

11

"Break-Out 2"
Оливер
06 Июня 2002 года

Вы застенчивы? Олли из Rammstein знает об этом все. На прошлой неделе мы слышали, знаете что? Он не осмеливался даже заговорить с девушками…

Break-Out: Каким вы были подростком?
Оливер: Думаю, довольно ординарным. Ходил, как и все, на дискотеки, болтался на улицах. Я был очень застенчивым. Не осмеливался заговорить первым даже с собакой!

Break-Out: Где вы росли?
Оливер: В предместье одного из городов Восточной Германии. Было ли это скучно? Совсем нет! Все друг друга знали, было много места для игр и праздного шатания. Мне нравилось.

Break-Out: Вы были бунтарем?
Оливер: Я? О, нет. Хотя… когда мама приходила утром, чтобы разбудить меня и отправить в школу, я мог немного побунтовать, хаха.

Break-Out: У вас были проблемы с родителями?
Оливер: Да нет. Мои родители очень молодые, что хорошо. Разница в возрасте не такая большая и мы хорошо понимаем друг друга. Мои родители любят ту же музыку, что и я. Мы больше похожи на друзей, чем на семью.

Break-Out: Вы дразнили своих братьев и сестер?
Оливер: Нет. У меня нет ни братьев, ни сестер, а жаль. Но если бы были, то дразнил бы обязательно!

Break-Out: Вы часто посещали всяческие мероприятия?
Оливер: Я часто бывал на дискотеках. Не танцевал там, я был слишком застенчив, чтобы танцевать. Я просто болтался там, и когда, выключали освещение, отправлялся домой. На мопеде? Нет, у меня не было мопеда. Они были у моих друзей, и они были достаточно добры чтобы иногда подбросить меня до дома.

Break-Out: И следующим утром вы просыпались с головной болью?
Оливер: Нет, я не пил в то время. Мне казалось, что пиво и все остальные алкогольные напитки отвратительны. Я попробовал алкоголь только когда стал штукатуром-стажером. Мои коллеги думали, что при нашей работе это просто необходимо! Я потихоньку начал пить пиво и водку с колой.

Break-Out: И никаких диких вечеринок?
Оливер: Дикие вечеринки? На наши вечеринки не приходили девушки, потому что мы не осмеливались их пригласить! Я никогда не забуду свою первую вечеринку. Там было 15 парней и ни одной девушки, хаха!

Break-Out: Прекрасное время…
Оливер: Чуть позже дела стали налаживаться. Мои друзья начали говорить с девушками. Мы устроили вечеринку, где было четверо ребят и шесть девушек! Когда они позвоили в дверь мы не сразу открыли, потому что жутко нервничали, но потом все прошло просто отлично.

Break-Out: Давайте сменим тему: вы когда-нибудь крали?
Оливер: Однажды. Я увидел в магазине деревянную модель корабля, которую мне очень хотелось получить. И до того, как я понял, что я сделал, я уже вынес ее из магазина. Я чувствовал себя настолько виноватым, что по приходе домой тут же рассказал все маме. Нет, меня не наказали, она была рада тому, что я сам рассказал об этом.

Break-Out: Почему вы это сделали?
Оливер: Когда вам пятнадцать или шестнадцать вы хотите знать - насколько далеко можете зайти. Я тоже хотел это знать.

Break-Out: Как вы учились в школе?
Оливер: Ужасно! Но я думаю, виноват в этом был не только я. У нас были действительно ужасные учителя, которые и объяснить-то ничего толком не могли. У них на все были точки зрения, противоположные мнению учеников, так что учеба шла не особенно хорошо.

Break-Out: Но хоть чему-то вы научились…
Оливер: Совсем немногому. Моя мать тоже считала, что наши учителя ужасны, она знала, что я ненавидел школу. Она не заставляла меня делать уроки, это ли не прекрасно! Но уроки физкультуры я посещал с удовольствием.

Break-Out: Вы читали журналы вроде "Прорыва"?
Оливер: Нет, в Восточной Германии их не было. Когда кому-то удавалось получить журнал с запада, его зачитывали буквально до дыр. Особенно те, с обнаженными девушками, хаха!

© Перевод: MajorTom с http://rammsteinfan.ru/

0

12

Шнайдер и Пауль на MTV Select
Передача от 24 октября 2002

Ведущая: Анастасия

Это интервью содержит непосредственную запись самой программы.
Настоящий текст по содержанию полостью соответствует программному, конечно за исключением некоторых формулировок оригинальной передачи.

Анастасия: сегодня у нас в гостях на MTV Select - Rammstein! Ребята, которые не перестают удивлять нас. Итак, Раммштайн!

В студии появляются Пауль и Шнайдер.

Анастасия: Вступление к Трипл Х в стиле настоящего экшна, отдали бы вы вашу песню в другой фильм или нет?
Пауль: Нет!
Кристоф: У нас есть и медленные (спокойные) песни.

Анастасия: Все же кто предложил вам это? Был ли это сам Роб Коэн? "Feuer Frei!" она ведь с альбома Mutter. Почему была выбрана именно она?
Пауль: Роб Коэн подошел к нам. Мы предложили ему несколько песен. Мы хотели взять песню, которая еще не вышла на сингле, иначе, это вероятно бала бы "Sonne". Из всех песен он выбрал "Feuer Frei!". Он также хотел, что бы это было нечто жесткое. Для Германии этот сингл жестковат (это чувствуется по названию), хотя мы хотели предоставить для фильма просто хорошую песню. И возвращаясь к твоему вопросу, почему он выбрал именно нас. Роб увидел нас вживую в Америке и подумал: я хочу именно их и никого больше!

Анастасия: Дайте подумать, что же я хотела спросить у вас? Ах, да, видеоклип! Клип является частью фильма, было ли труднее сниматься в фильме, чем в клипе или нет?
Кристоф: Для нас это было проще, чем сниматься в клипе. Мы должны были вживую сыграть песню и все. Мы вовсе не знали, что, в конце концов, в фильме будет полная композиция, а не кусочки из песни. Но это смотрится как полноценный клип, к чему еще стремится, когда группа и так появляется в фильме.

Анастасия: Как часто все же вы должны были играть песню? (прим. переводчика: я полагаю, речь идет о дублях).
Пауль: А, не так уж много, от 40 до 50 раз.
Анастасия: Ну, тогда не очень много.

Анастасия: Вы довольны конечным результатом?
Пауль: Короче говоря, было круто.
Анастасия: По подробнее.
Пауль: Ну, было достаточно жарко. Хотя в церкви, где проходили съемки, было холодно, но на сцене было тепло, поэтому мы выдержали так долго. На видео этого не видно. Съемки должны были начаться в 14.00, но начались они в 04.00. Мы сидели и ждали 8 часов. У меня с собой, сделанная там фотка есть.
Анастасия: Где другие участники группы?
Кристоф: (Смеясь) Один в отпуске, еще один здесь больше не живет, оставшиеся двое должны присматривать за детьми.

Анастасия: Однако вы по-прежнему берлинцы?
Кристоф и Пауль: Ясное дело!
Анастасия: Почему вас, собственно, еще в США не вытащили, там вас на руках носят или нет?
Пауль: Поклонники к нам относятся очень хорошо, однако, это уже слишком, поэтому мы охотнее сбежим.

Анастасия: Итак, я видела вас на прошлой церемонии VMA, это было по-настоящему круто. Я обратила внимания на приборы, помогающие извергать огонь. Как вам удалось это сделать?
Кристоф: Все это мы сделали сами, даже оправу. Это было идеей последнего диска, точнее сказать, последнего тура. Раньше у нас были другие примочки.

Вопрос зрителя программы.
Грацина: Были ли несчастные случаи с вами в связи с использованием пиротехники в шоу?
Пауль: Грацина, какое красивое имя. Привет Грацина, конечно же случалось, поэтому все мы застрахованы.
Анастасия: Как полностью или по частям?
Пауль: Ну, это зависит от того, кто на чем играет. У меня пальцы застрахованы. Тилль в этом не нуждается, он может и без пальцев петь. У Шнайдера еще и ноги.
Анастасия: Да, но зад же у вас не застрахован, как у Дженифер Лопез?
Пауль: Ну, вот Флака, зад как-то тоже застраховал

Анастасия: Когда можно будет увидеть ваш концерт в Берлине?
Пауль: (Улыбается) Сначала мы займемся новым альбомом, а потом будет турне. Однако все это еще в разработках, и мы не хотим ничего планировать заранее.

Звонок в студию
Хейко и Кристофтина: Работаете ли вы уже над новым альбомом, и когда мы сможем его увидеть?
Кристоф: Будет неверным сказать, что мы работаем над альбомом, мы пока лишь пишем новые песни. Это еще не работа в студии. Как уже сказано, это процесс не быстрый.
Пауль: Пока что мы еще собираем идеи, мы делаем это вместе или отдельно по домам.

Звонок в студию
Грацина: Какую музыку, вы собственно слушаете дома?
Пауль: Итак, я охотно слушаю Эминема, правда у меня нет его диска, однако, если я слышу "lalalalala" (Without me), то охотно ее слушаю. Мне нравится как танцует Бен Ладен (в клипе). И песня "Sorry Mama" мне тоже очень нравится.
Кристоф: (Обдумывая) Я слушаю, я слушаю классическое радио (смеется).
Анастасия: Что здесь, в Берлине?
Кристоф: Да я слушаю это совсем тихо, чтоб никто не услышал.
Пауль: Ну почему, мне тоже нравится.

Анастасия: Вот, что удивительно, вы вместе с начала 90-х и пока от вас никто не ушел. Вы вообще ругаетесь?
Пауль: Итак, в среднем нормальный жизненный цикл группы - это 4 года. Этот момент мы уже прошли.
Кристоф: Прикиньте, нас 6 человек в группе, это почище чем брак! Если мы друг другу надоедаем, мы расстаемся на какое-то время.
Пауль: Ага, иначе мы б здесь рядом не сидели (шутит).

Анастасия: Вы знаете, что мы здесь играем в игру. Теперь вы можете заказать все, что захотите. Так что вы желаете?
Кристоф: Мы хотим песенку Boomfunk MC`s "Something going on".

Началась ранее объявленная игра. Во время игры речь шла о "Kerzenausloschspiel" на MTV, "Ultimatives Geilheitsspiel" о которой упоминалось. Анастасия пыталась сбить свечки, но Пауль ухитрялся сбивать свечки с короткого расстояния. Затем Анастасия сказала: "О.К. вы неповоротливые". На что Пауль ответил: "Сама такая, мы выиграли".

Анастасия: Вы сказали, что вам нужно время на новый альбом. Но что мне делать с вашими поклонниками, которые постоянно спрашивают меня, что им делать. Как мне отвечать им?
Кристоф: Но мы не сказали, что мы ничего не делаем.
Анастасия: Однако ж вы здесь.

Анастасия: У вас же есть своя домашняя страница?
Пауль: Да, давно, однако она еще недоработана. Сейчас мы работаем над этим. Мы думаем как можно сократить время ожидания для наших поклонников. На все нужно время. Вот Питер Гэбриэль выпускает новый альбом спустя 10 лет. Это хорошо?
Анастасия: Да, если его будут любить как раньше. Он сильно постарел. Я думаю, что вы придете ко мне еще, прежде чем станете такими же древними.
Пауль и Кристоф: Ясное дело!

Анастасия: Теперь мы делаем… (Пауль прерывает)
Пауль: теперь мы прощаемся. Пока.

с http://www.rammsteinfan.ru/fanarea/docs/mtvselect/

0

13

Интервью на радио "Ультра" (2002 год)
7 ноября 2002 года

... я звоню вам с лучшей альтернативной радиостанции Москвы - радио "Ультра", вы посещали нас в первый свой визит в Москву.

Пауль: Здрастье.
В: Здрасте. Представтесь, пожалуйста.
О: Привет, я - Флака, клавишник группы Rammstein. Привет, я - Пауль, Павлик, один из гитаристов группы.

В: Привет Пауль, привет Флаке, я слышал в эфире радио "Ультра", как вы поете песню по-русски. Вы знаете русский язык?
Пауль: Ну коньешо!

В: так может быть с вами по-русски можно разговаривать?
Пауль (по-английски): it's too long time ago... это было слишком давно, в школьные годы.

В: а сколько лет в немецкой школе учили русский?
Пауль (по-русски): пять.

В: ну, видите, вы все-таки говорите по-русски...
Пауль(по-английски): Я исключение. (по-русски) Я жил в one.. один.. год в Москве.

В: это давно было?
Пауль: менья был... seven лет.

В: а как вам показалась Москва? что вы помните?
Пауль: Я жилъ.. (по-немецки) нет, так это будет слишком долго (смех за кадром). (по-немецки) Я жил рядом с универмагом "Москва" ... (по-русски) я разумелъ пирошки и московский лоди (что это?!) . (по-английски) и квас - очень важная вещь, у вас еще можно купить квас?

В: вы родились в ГДР, что вы почувствовали, когда пала Берлинская стена?
Флака: Мы поняли, что мир не состоит только из ГДР и России, что мир значительно шире и больше.

В: А что вы делали в этот день?
Флака: мы выступали в этот день в Берлине, у нас тогда была фан-панк группа,Rammstein был создан в 1993 году. Когда упала стена, мы не рвались особо на Запад, мы были довольны своим окружением, но это была нетипичная позиция.

В: Как бы вы охарактеризовали ваш стиль музыки? И из каких компонентов она состоит?
Пауль: Бьющий (ударный, сильный) ритм, хорошие гитары, обычно никаких соло, хорошая мелодия, глубокий голос, открытые гитары в припеве, если хотите одним словом - мы хотим делать тяжелую грувовую (танцевальной направленности) музыку...

Флака (хихикая): грув-мащинка!...
В: Почему вы поете на немецком?
О: Пф! (нашли, мол, чего спросить)... Когда мы начинали играть, было вежливым было песть на языке, который понимают твои друзья. Только когда мы выехали за пределы Германии, мы выяснили, что другие нас не понимают. Но песни уже были готовы и поэтому мы не стали ничего менять. Потом люди подходили к нам и говорили: "если бы вы пели не на немецком, вы бы стали известны во всем мире", а мы отвечали: "да, очень жаль"...

В: Не кажется ли вам, что из-за всех этих ваших спецэффектов люди не слышат вашей музыки?
Пауль: Мы делаем шоу для людей, которые не понимают текст, и они могут понять через шоу, о чем, собственно, песня. Это очень хороший вопрос, потому что мы каждый день задаем себе вопрос - что важнее: шоу или музыка? У нас есть много всяких взрывных утсройств, парочка пироманьяков в группе, а также несколько очень хороших музыкантов и эти две части постоянно ругаются между собой. Иногда важнее огонь, а иногда - музыка. Мы стараемся эффективно сочетать эти составляющие. Я рад, что музыка сама по себе у нас хорошая, и дело не в шоу.

В: Вам не кажется, что сейчас идет подъем немецкой музыки, появилось много крутых групп, таких как Guano Apes?...
Пауль: Да вообще-то нет. Они - исключение. Немецкая музыкальная индустрия не развита, немецкая музыка очень темная и достаточно скучная. Хорошая музыка приходит из Швеции, Исландии, Америки и Англии. Мы рады за ставшие известными группы, независимо от того, откуда они родом. Palcebo очень хороши, нам нравятся альбомы Muse, потому что у них есть танцевальная энергия, которой мы тоже хотели бы обладать. Нам нравятся Massive Attack, потому их музыка обладает хорошим настроем. Они близки к тому, чтобы убаюкать вас, но в итоге ты не засыпаешь. Я очень впечатлен последним альбомом Muse, это одна из последних групп, произведших на меня впечатление.

В: Скажите, вы лично знакомы с Дэвидом Линчем, ведь после того, как он включил ваши песни в свой фильм "Шоссе в никуда", вы стали известны по всему миру... Вы с ним встречались?
О: Нет, никогда. Мы послали ему песню с предложением сделать для нас видео, но он сказал, что у него нет времени. Но он постоянно слушал нашу кассету в машине и потом он просто впал в зависимость от этой песни.

В: Назовите, пожалуйста, ваши любимы фильмы.
Флака: У меня нет телевидения и я не ходу в кино. Я люблю читать. И думать.

В: С кем из известных людей, мертвых или живых, вы бы хотели провести время?
Флака: Я люблю быть один.
Пауль: А у меня есть подружка. (злобное хихиканье).

Большое вам спасибо.
О: И вам большое спасибо..

© RammsteinFan.ru (http://www.rammsteinfan.ru)
© Стенограмма - MajorTom.

0

14

Чувство старонемецкого языка Тилля Линдеманна
Успех в мрачном ноябре: солист берлинской группы "Раммштайн" избавил от грохота свою тёмную поэзию
"Вельт", 29.11.02
Йохен Фёрстер

Когда грохот и гром, стук по барабанным перепонкам и гигантская буква "R" в огненном море пиротехники исчезают, текст освобождается и ласкает слух. Такое освобождение может увлечь. В оборотах типа "в моё сердце" и "на тебе спать", словосочетаний "жратва дворняг", "жирные яйца", "трава черепа" или "прах костей" вдруг появляется поэзия, их читаешь и жаждешь нового словесного потока.

Тилль Линдеманн, больше известный как солист и автор берлинской немецкоязычной хэви-металл группы "Раммштайн", написал книгу, которая действует именно таким образом. Это томик полный мрачных, совершенно необычных по своей словесной силе стихов. Он, пожалуй, некоторых поразит - тех, кто помнит имидж "Раммштайна" последних лет, этих "грубых бунтарей" и "форсированных гуннов", несущихся вперёд и поддающих жару. Однако без сомнения такая публикация ближе природе Линдеманна. В то время когда остальные участники группы продвигали весёлый дух гэдээровского панк-рока и "доставляли неприятности" скандальной символикой, этот громила всегда оставался честным, думающим, слегка угрюмым, слушающим оперы - просто Перси Биши Шелли 1 среди берсерков. На фотографиях к книге "Нож" (издательство "Айхборн", 19,90 евро) он напудрен, с накрашенными губами и исключительно среди манекенов.

В жизни Линдеманн подтверждает своё изображение. Боксёрское лицо и крестьянские ручищи, однако глаза мягко сияют. "У меня нет большой потребности высказываться", - говорит Тилль. Его друг и помощник Герт Хоф в очень патетическом предисловии к книге пишет, что "с Линдеманном можно помолчать". И быстро понимаешь, что так оно и есть. 39-летний Линдеманн, по образованию плотник с "дополнительной квалификацией" корзинщика, ненавидит давать интервью, потому что их "штампуют" - одинаковые вопросы и дураки-журналисты. В его случае это хорошо понимаешь. Даже когда Дэвид Линч "облагородил" группу при помощи музыки к фильму, СМИ продолжали загонять группу в угол, не отказавшись от своего главного подозрения - принадлежности группы к "правым". "Раммштайн" - это то, что слушают фанаты "Херты - БСЦ"2 , едущие в поезде на матч, и не о чём тут ещё говорить.

Примечательным в книге "Нож" является то, что понимание приходит прямо из текста, послание автора предельно ясное. Конечно, стихи пишутся свободнее, чем тексты песен, не нужно делать припев доходчивым и понятным. Однако темы и слова те же. Что интересно: устрашающее становится неожиданно приемлемым, вперёд выступает поразительная многогранность - чувство старонемецкого языка Линдеманном, этой специфической мрачности, которая всегда связана с желанием понять себя. Он культивирует то, что мягко критиковал Фритц Ланг3 в своём фильме о Нибелунгах. Немного похоже на раннюю поэзию Кински4 , но без фекальной тематики, немного на раннего Бенна5 , По6 и Лавкрафта7 , однако с сумрачной германской тягой к извращениям. В этой области у Линдеманна большой талант.

Стихи "Свинская смерть", "Недовольство" или "Ослабление иммунитета очень позитивно" срифмованы в основном попарно или аллитерацией, речь в них идёт о мёртвых девушках в лесу, сожранных кишках, онанизме на пепелище, богах в ложах, рыбной вони и о языках лезущих во всякую жратву. Многие о скотстве ("Мёртвый поёт"), иные почти нежные ("Туман"), некоторые с чёрным юмором ("Популярен в Японии") и все, так или иначе, затрагивают тему гибели. "И когда мне ночью солнце сияет, никто по мне не рыдает", - слагает Линдеманн. У него много идей про то, как можно смотреть на жизнь. Поэтическая ценность Линдеманна прежде всего в его таланте создавать слова. Он считает точно также. Свою работу он видит в "разрушении и воссоздании слов", поэтому иной раз снимает с полки "Словарь охотника" и радуется как ребёнок, когда находит такие перлы, как "манить дичь" и "порезать на меха". У Линдеманна очень богатый словарь из всевозможных источников - всё, что ему оставляют "95% антинемцев и 5% экстремальных немцев". Его язык раздражает, потому что избегает выраженной символики, виртуозно зашифровывает тягу к экстремальному и в одиночку действует со странной свежестью.

Смысл его жизни полностью в противоположном. Линдеманн иллюстрирует то, что он поджигает на концертах. Или умалчивает. Однако, когда наш разговор заходит о любви, его прорывает: "Если мы верны, мы обманываем сами себя. Лицемерие, ложь, обман. Вот из чего состоит жизнь мужчины и женщины. Или ты встречал чей-то безупречный брак?" И добавляет в ярости: "Всё дерьмо. В действительности всё полное дерьмо, но надо пытаться всеми силами продраться сквозь него. Это моё кредо. И больше мне нечего добавить."

Вполне достаточно. Весь спектр этого мрачного ноябрьского представления можно увидеть в книге. Если кому-то она покажется слишком большой (или слишком маленькой), то достаточно прочитать заключительную поэму.

"Бывает ведь в жизни хорошо,
На пляже рыбьи глаза нашёл,
Если к своим поднести их поближе,
То тебя под водой я увижу,
Ловлю теперь пёстрых змеек я,
В твоём прекрасном черепе".

Как говорится, угадай с трёх раз, как называется стихотворение. Ну, конечно же "Счастье".

1 Перси Биши Шелли (1792-1822) - английский писатель
2 "Hertha-BSC" - берлинский футбольный клуб
3 Фритц Ланг (1890-1876) - немецкий кинорежиссёр
4 Клаус Кински (1926-1991) - немецкий актёр, в молодости писал стихи.
5 Готфрид Бенн (1886-1956) - немецкий писатель
6 Эдгар Алан По (1809-1849) - американский писатель
7 Говард Филлипс Лавкрафт (1890-1937) - американский писатель
Источник: http://www.welt.de/data/2002/11/29/20674.html
Перевод: Inghelg (inghelg@ice.is)
© Rammstein Fan ru (http://www.rammsteinfan.ru)

0

15

Когда у "Rammstein" ещё было чувство
Недавно вышла книга о "Feeling B" - зародыше "Rammstein". "BZ" взяла интервью у клавишника "Флаке" Лоренца
"BZ", 3 декабря 2002
Ральф Кюлинг

Все знают "Rammstein" - германского рок-экспорёра №1. Но едва ли кто-то слышал о "Feeling B", по крайней мере, на Западе. Тогда как "Feeling B" была "гэдээровским андеграундом" и зародышем "Rammstein"! Ни много ни мало трое музыкантов "Rammstein" играли в группе восточных панков: гитарист Пауль Ландерс, клавишник "Флаке" Лоренц и барабанщик Кристоф Шнайдер.

"Feeling B" шла своей особой тропой между хаосом и гениальностью, при этом группу, как и "Rammstein", не всегда правильно понимали. Теперь о команде есть книга: "Feeling B - Смешай мне коктейль", написанная Рональдом Галенцой и Хайнцем Хафемайстером (издательство "Шварцкопф и Шварцкопф", 24,90 евро). Об этом неординарном явлении в музыкальной истории ГДР "BZ" и побеседовала с клавишником Флаке.

- Ваша группа никогда не заглядывалась на английскую панк-сцену?
- Мы даже не интересовались тем, что происходит за пределами нашей репетиционной. Мы просто кричали… - ну, короче, мы думали, что то, что мы делаем - здорово. Мы вообще не знали о том, что Лондон - самый панковский город.

- А Западная Германия?
- Мы знали о новой немецкой волне1 . Нашей любимой группой были "Ideal", хотя западногерманские панки и называли их "коммерческими свиньями". Когда мы слышали как "Ideal" поют: "Иди, нас ты можешь расстрелять", нам было ясно - это панк!

- Вы много репетировали?
- У нас была поговорка: кто репетирует - тот либо ничего не может, либо хочет подставить других. Мы не хотели становиться как "Karat" или "Die Puhdys", которые технически были очень хороши, но играли вообще без вдохновения.

- Было ли враждебное отношение к "хорошо устроившимся": они, мол, наверху, а мы тут внизу?
- Вначале было. Но как только с ними знакомишься, это само собой исчезает.

- Что тебя больше всего шокировало на Западе?
- Люди: самоуверенные, карьеристы, тщеславные. Мы в это не врубались. Большинство тех, с кем и сегодня сотрудничает "Rammstein", восточные немцы. Конечно, за десять лет совместной жизни в общей стране многое уже стёрлось.

- Как ты думаешь, вы с Паулем изменились?
- Надеюсь, нет. Нас не испохабить.

- У "Feeling B" было желание подняться, сделать карьеру?
- Нее. Нам было наплевать на тиражи альбомов. 40 или 40 тысяч - не было бы никакой разницы. По советскому принципу мы бы не заработали ни пфеннига больше. Мы были рады своим фанатам и не собирались дальше раскручиваться.

- Вы были единственными в своём роде?
- Таких групп как наша было много. Однако едва ли кто-то мог играть хуже нас. Решающим стало то, мы на первое место ставили воплощение идей, а не музыканта или инструмент.

- Остановки концертов были в порядке вещей. У тебя были неприятные выступления?
- Почти всегда. Ну, мне, конечно, не всё время везло. Но потом выпьешь пару пива - и жизнь снова наладилась. После выступлений обычно тусовка, во время которой всё забываешь. Концерт был в принципе билетом в жизнь.

- Кем были ваши фанаты?
- Первые пять лет мы часто играли перед чужой публикой, например, на дискотеках. Плюс несколько панков, которые нас знали. К распаду мы стали почти нормальной группой. Поэтому-то мы и кончились.

1 Так называется начавшийся в ФРГ в начале 80-х бум немецкоязычной рок-музыки.

© Перевод: Inghelg

Оригинал статьи в PDF формате
http://bzarchiv.berlin1.de/pdfviewer/pd … 203_pdf/16
в HTML формате
http://bzarchiv.berlin1.de/archiv/02120 … 016_00.htm

с http://www.rammsteinfan.ru/fanarea/docs/bz/

0

16

Жигало болезненного шарма или отсутствие мелодии
"Sonic Seducer", 2003
Tomas Clausen

Тилль Линдеманн говорит неохотно. Все то, что он хотел сказать, бывший житель Лейпцига с 1995 года выражается в текстах песен, написанных для группы Rammstein. Из-за отсутствия каких-либо разъяснений в содержании текстов постоянно возникают недоразумения и ложные интерпретации смысла песен. Недавно был опубликован первый сборник стихотворений "Messer".

Из интервью с Тиллем Линдеманном становится ясно, что "Rammstein" - одна из немногих групп, которая была неправильно понята в самом начале творческого пути. Уже первый альбом "Herzeleid" вызвал негативную реакцию критиков и части зрителей. Группу обвинили в симпатиях к нацизму из-за внешней деспотичности и агрессивности, хотя речь шла, по словам автора текста, о переживаниях и душевных терзаниях. Использование в клипе фрагментов из фильма Лени Рифеншталь "Olimpia" дало повод критикам обвинить "Rammstein" в пропаганде неонацизма, авансирование тевтонской мощи и стальных мускулов.

После выхода сборника "Messer" и долгих лет сдерживания автор, Тилль Линдеманн, выражает свои взгляды на стихотворения, собранные почти за два десятилетия, в интервью журналам "Der Spiegel", "Fokus", "Welt am Sonntag", "TAZ". Снова возникают вопросы: что это? Бегство или фактический конец холодной информационной войны? Вечно не понятый Линдеманн отвечает: "Ни то, ни другое. Фактом является то, что я очень неохотно и редко даю интервью, поясняя свое творчество. В прошлом многие вещи были переоценены настолько, что у меня нет никакого желания говорить об этом подробнее. К сожалению, на этот раз здесь нет никого из моих коллег, которые могли заменить меня на этом месте. Это не означает, что я сержусь на какие-либо слухи, полуправду или странные интерпретации моих текстов. Однако, я не хочу способствовать их появлению и распространению. Успех Rammstein подтверждает нашу правоту и делает нас выше упреков в слабоумии. Это наш типично немецкий менталитет - мочиться друг другу на ноги. Мы спокойно улыбаемся этому. Конечно, появление "Messer", делает меня более уязвимым. Если средства массовой информации не будут доносить мои слова достоверно, то в будущем, пожалуй, они не услышат от меня никаких откровений." Определенная позиция. Однако, как же следует относиться к стихотворениям из "Messer" после агрессивного, грубого стиля Rammstein, где Линдеманн метафорически изображает первоначальные импульсы - силу, секс, смерть - отображая, таким образом, двигатель тысячелетнего развития человечества.

Творчество Линдеманна разнообразно. Его необычная карьера началась в Восточной Германии в 1997 году. Сын шверинского писателя начал с обучения у столяра, плотника, затем корзинщика. Позже работал грузчиком в магазине и, ради удовольствия, играл на барабанах в нескольких панк-группах, например "First Arsch". Сегодня Тилль Линдеманн - творческая личность, включающая в себя музыканта, автора текстов, поэта, рок-звезду, шоумэна.

"...Я колю мою грудь из удовольствия,
Идет дождь и мое сердце станет сырым.
Оно открывает мои наполненные вены
И дарит тебе букеты красных слез…"
("Nebel")

"Я ни в коем случае не художественная фигура. Принципиально я выступаю как автор текстов, который в данный момент делает первые шаги на пути к лирике. Вся книга - это что-то вроде ретроспективного взгляда. Этот процесс можно сравнить с жизнью нашей группы, когда после рассмотрения 20 песен, мы, наконец, решаемся увековечить их в альбом. Издатель Герт Хоф и я выбирали более чем из 1000 стихотворений, написанных за 15 лет, прежде чем решили опубликовать их в "Messer". Пожалуй, как и каждого поэта, источниками моего вдохновения были окружающий мир и собственные переживания. Я думаю, что таким образом мой внутренний мир сводит со мной счеты, мстит мне. Неважно, чем это вызвано: мечтами, душевными травмами, книгами, фильмами или просто прогулками. Круглые сутки я воспринимаю информацию и записываю ее в блокнот. Мои тексты почти всегда возникают из подсознания. Я сажусь за стол с мыслью написать что-то положительное, но в конечном итоге всегда возникает что-то мрачное, темное, и мне кажется, что во мне заложено некое негативное начало. При подробном рассмотрении в текстовой форме можно уловить проблески юмора (хотя и черного), навеянного Comedy-Ikone Хайнца Эрардта 60-х годов." Линдеманн не наигрывает мелодии, но улыбается, и на этот раз его голос не грохочет.

"У меня есть винтовка, я ее зарядил.
Щелчок, и у тебя больше нет головы.
Я вижу это через клубы дыма…"
("Absicht?")

"Это действительно очень хороший образ, который , если смотреть поверхностно, обусловлен силой и провокацией. Однако, при более вдумчивом прочтении обнаруживается влияние комика Вица, которого большинство людей просто не воспринимают. Хотя тексты почти всегда возникают подсознательно из неопределенной идеи или услышанной истории , я всегда оставляю маленькую дверцу в потайную комнату, где можно посмеяться над ними. Наиболее отчетливо это заметно в стихотворении "Big in Japan", которое я написал после посещения ночного бара в Токио. Речь идет о человеке, который предстал перед судом за то, что навешивал груз себе на яйца и показывался перед детьми из детского сада. Известно, что японцы не очень хорошо оснащены от природы, но в целом с грузом это выглядело внушительно. Опираясь на песню популярной немецкой группы "Alphaville", насмешка выглядит еще более императивно (категорично). Нет ничего более удовлетворительного и интересного для автора, чем создавать трения, поляризовать, а затем наблюдать реакции различных людей."

"Messer" - это ловушка страха, где сконцентрированы все его ипостаси от озадаченности до настоящего удовольствия. "Время от времени я спрашиваю себя: что я создал, какого монстра? Но, с другой стороны, иногда кто-то маленький и грязный внутри меня тихо радуется и хихикает преднамеренной провокации конкретного действия, неосторожно вызванной неудачной интерпретацией стилистического решения замысла."

Запрет переменам? Не только в песне "Wohllt ihr das Bett in Flammen sehen?" из дебютного альбома имя Rammstein использовалось как призыв к битве, а не только как элементарный строительный камень (основу) контекста. Тилль Линдеманн: союз страха, ужасный ребенок, жигало болезненной эротики…

"Конечности стали бледно-голубыми.
Ты испуганно дышишь солнечным светом.
Пока твои тяжелые бедра еще теплые,
Я могу любить твои останки… "
("Tänzerin")

"Я не хочу быть неправильно понятым, но с другой стороны очень забавно снова и снова наблюдать, какое волнение вызывает эта группа. Сегодня провокации не настолько интересны для нас, как во времена падения берлинской стены. Тогда это зависело, от того насколько зло может быть провокационным и разрекламированным; необходимо было что-то делать новое на немецком языке. Сегодня речь идет совсем о других вещах, искусство и окончательный результат стоят для нас на первом месте. Мне не нравится, когда мои тексты трактуют слишком помпезно и дают определенное направление содержанию. Гораздо увлекательнее, когда люди мысленно сами воображают картины к моим текстам. Впоследствии, я установил, что многие были разочарованы, узнав настоящее значение моей лирики. Их фантазия и воображение оказались более сенсационными, чем мои заключительные пояснения. Некоторые вещи должны оставаться невысказанными …"

Специально изготовленные своеобразные фотографии, на которых печальный Линдеманн путешествует в мире неодетых кукол-детей, играют значительную роль в "Messer". Избранный тусклый образ андрогинного аутсайдера резко отличается от привычного имиджа нагруженного мышцами пиромана - охотника за женщинами.

"Полная свобода интерпретации в связи стихотворение-фотография и наоборот - это интересный эксперимент с целью узнать, как взгляд на стихотворение с помощью фотографии может изменяться в различных вариантах. Нет никакой непосредственной связи между этими художественными формами, но при желании возможен небольшой диалог. Эти изображения показывают меня с другой стороны, которая, вероятно, до сих пор была неизвестна…" При ближайшем рассмотрении, эта сторона личности содержит индивидуальность, сохраняющая протагонизм, как ядро творчества Линдеманна: уязвимый, требующий защиты чудак, низвергнутый Freak, чувствительный мертвец. Многообразие ролей, свойственное его личности, постоянно несет потенциальные недоразумения.

Тилль Линдеманн: человек горит.

Перевод: Leidenschaft (belogurochka@mail.ru)
© Rammstein Fan ru (с rammsteinfan.ru)

0

17

Так в чем же дело?
Кристоф Шнайдер

Сначала была проблема. Самой первой и самой главной нашей потребностью во все времена была потребность вызывать проблемы и заниматься провокаторством, хотя бы для того, чтобы выделиться из толпы. И не так уж и важно - делали мы это сознательно или случайно.

На старом Востоке это было предельно просто. Почти каждый был против общества, мог на что-то пожаловаться или же просто не был ничем доволен. Но мало кто осмеливался выказывать это недовольство вне дома. В те дни быть андеграундной командой было очень просто. Достаточно было громко заявить о своем недовольстве, и все начинали думать, что вы - просто великолепны.

Ведь правда же! Наконец-то хоть кто-то посмел открыть рот! Так что у каждого из нас была группа, более или менее оригинально выступающая против статуса-кво.

Немцы начали свое марширующее восстание, когда во всем уже разобрались. Какая отличная революция! Страна просто сдалась, вот что это было. Плохо для нас, потому что очевидных врагов больше не было. Нам было абсолютно нечего делать.

Чем теперь заниматься? На Западе все оказалось гораздо сложнее. Люди там знают все. Они, в зависимости от количества денег, более или менее довольны. Ничто их не беспокоит, да и познали они почти все. Как мы могли в такой среде доставить людям хоть какое-то беспокойство? Как должны были развлекать этих людей? Чего они боятся? Любой, кто делал музыку на Западе, так или иначе подрывал авторитет Американских или Английских героев.

Да, было несколько значительных музыкальных прорывов вроде Kraftwerk или Can, немецкие группы новой волны и Einstürzende Neubaten, но все это было давным-давно. Нынешние направления в электронной музыке довольно инновационны. Но пытаться пробиться наверх, притворяясь, что все свои 30 лет вы провели за диджейским пультом, это совершенно не то, что было нужно нам.

Нашей целью было отличаться от всех остальных - "сапожник, не выпускай из рук своих инструментов". Пока все кричали "рок мертв", мы думали совершенно иначе. Четкий ритм, монотонные риффы, отсутствие бесконечных гитарных соло и, что самое главное, писклявых голосов. Звук искаженной электрогитары и мощь элементарного барабана непобедимы. Именно такой звук был нам нужен. И именно этот звук был дополнен стихами непревзойденного мастера слова и эротомана. В нескольких словах, идеального шоумена - обращающегося к вашему подсознанию словами и жестами.

Главное для Rammstein - быть не такими, как все, стоять отдельно от остальных, и продолжать эпатировать публику. Мы подсознательно выбрали верный путь. Найдите то, что получается у вас лучше всего, не слушайте никого, не идите на поводу у друзей.

Rammstein это развлекательный театр кошмара. Нам нравится оставлять о себе яркое впечатление, нам нравится, что нас любят женщины. Rammstein это музыкальная, смысловая и визуальная провокация. Даже наше название это своего рода вызов. Провокация без цели, провокация ради провокации. Удовольствие, получаемое от реакции людей на эту провокацию. Безграничное преувеличение.

Не стоит искать в нашем существовании особый смысл, потому что его просто нет. Интерпретация - по желанию потребителя. И их не так уж и мало. Интеллектуалы находят смысл в том, что мы делаем. Музыканту сложно оценить степень воздействия того, что он делает.

Rammstein абсолютная немецкая группа. Мы поем на родном языке, используем маршевые ритмы, построенные аккуратно и точно, тщательно отбираем лирику, стоим на сцене подобно бойцовым петухам перед боем, используем симметрию и прямолинейно-угловой аспект в построении, у нас короткие стрижки и мы грассируем "р". Это все, что остается от нас к концу дня.

Как может звучать современная, стоящая на стыке тысячелетий немецкая рок-группа, которая чихать хотела на международные музыкальные тренды? Что можно сотворить такого, чего никто себе еще не позволял? Чего люди еще никогда не видели? Главный вопрос: как и кого мы должны провоцировать? Как напугать людей посредством Rammstein? Боязнь перемен, неизвестного, конфликтов, даже собственной креативности. Rammstein это сила, двигающаяся бесцельно, без направления. Нашу энергию может чувствовать каждый, но для этого ему приходится пропустить ее через себя. Кто-то просто поддается этому, робкие люди чувствуют, что на них покушаются. Этот страх требует объяснения. А объяснение ведет к попыткам загнать Rammstein в рамки классификаторов. И "правосторонняя музыка" это еще самое мирное суждение. К несчастью, общество больше не имеет четкого деления на "правых" и "левых", но как бы там ни было, к вершине хотят пробиться все. Любыми способами. Возможно я должен был последовать за теми, кто делал это до меня тысячи раз и просто говорить то, что люди хотят услышать. Сегодняшние средства массовой информации здорово поднаторели в этом. Они мастера своего дела. Деньги и рейтинги стали значить больше, чем содержание и смысл. И в этом действительно никто не виноват. Вот почему так важны группы вроде Rammstein. Вот почему мы продолжаем доставлять неприятности!

© MajorTom для rammsteinfan.ru

0

18

Такие концерты могут быть бесконечными.
"Флаке" Лоренц

Год за годом, медленно, но уверенно, я привыкал к тому, что напиваюсь на каждом концерте. В самом начале мы выступали один - два раза в неделю. И у меня было достаточно времени, чтобы прийти в себя. Позже, когда туры стали более профессиональными и продолжительными, я стал пить меньше, но чаще. Я пил каждый вечер, чтобы справиться с не очень хорошим самочувствием "после вчерашнего". Понемногу каждый вечер. Качество моих выступлений стало ухудшаться, но я не замечал этого, потому что после двух стаканов (или лучше пластиковых емкостей) я чувствовал себя превосходно. Иногда я боялся, что могу пораниться во время "заплывов" на моем резиновом суденышке. Это опасение облегчалось двумя огромными глотками текилы перед выходом на сцену. Однажды мы выступали в Турингии. Температура и влажность в тех краях были настолько высокими, что нам пришлось сушить феном сэмплер, отказавшийся работать. Мы сильно потели и пили пиво, чтобы утолить жажду, потому как пить воду в тех местах было не принято. Когда заведение, в котором мы находились, закрылось, мы решили еще немного повеселиться. Взяв мою машину мы объехали ближайшие поселения в поисках вечеринки. Не найдя ни одной, мы просто припарковались у обочины, поставили несколько свечей на багажник и врубили стерео на полную мощность. Кто-то оставался в машине; другие вышли на воздух, разговаривали или танцевали. Мы прилично выпили и все стало весьма забавным.

Несколько часов спустя мы вернулись в поселок, в котором нас обещали разместить. К несчастью, где находится отель, мы знали только приблизительно. Еще мы знали, что у него серый фасад. Когда мы наконец-то до него добрались, дверь была заперта. Я нашел открытое окно на верхнем этаже, снял ботинки и, с помощью Тиля, влез в дом, спустился вниз по лестнице и открыл дверь, впуская остальных в отель. Оказавшись внутри мы были весьма разочарованы тем, что все комнаты заняты - организаторы оказались не на высоте. Когда все более или менее устроились для сна, и только я стоял в холле, вниз прибежала толпа весьма сердитых мужчин, разбуженных нашими передвижениями.

"Я переломаю ваши чертовы шеи", - кричал их "главарь", принявший нас за грабителей. Мы вылетели из дома и побежали вниз по улице. Я оставил там свои ботинки. Через три дома по той же улице, мы нашли то место, где действительно должны были остановиться. На следующий день я ходил без ботинок. Мне повезло - на одной из станций обслуживания мы смогли найти подходящую обувь, я примерил ее, а Тилль вынес из магазина под рубашкой.

Иногда после подобных ночей, я оказывался на вокзалах, измученный и лишенный какой-либо наличности и должен был разъяснять ситуацию проводникам, пытаясь воссоединиться с группой до начала концерта.

В один из вечеров я хотел просто отдохнуть, но мне сказали, что специально для нас организована отличная вечеринка и после нескольких коктейлей вся моя усталость испарилась. В подобных случаях я начинаю обещать всем и каждому сувениры, билеты и даже оставляю свой номер телефона. На следующий же день я не помню абсолютно ничего и сильно беспокоюсь. Что может помочь справиться с беспокойством лучше, чем еще одна маленькая порция пива?

Один из периодов, когда я почти не пил пришелся на то время, когда я заболел диареей. Я чувствовал себя ужасно и ни на что не обращал внимания. Я валялся на кровати в отеле, пытаясь влить в глотку немного ромашкового чая. Думать о концерте не хотелось. Вечером меня, как неодушевленный груз, доставили на место и я механически начал одеваться. Они принесли на сцену большой ковш для меня. На протяжении всего концерта меня волновало только мое тело. На следующий день я чувствовал себя немного лучше. Тот концерт, в некотором смысле, был первым концертом, который я действительно пережил. Время не хотело уходить. После трех песен я чувствовал себя абсолютно ненужным.

Мне не нравились песни, выступление казалось скучным, лишенным воображения и смущающим. Я не знал, как убедить себя продолжать участие в этой бессмыслице и просто помахивал руками. Свою танцевальную часть я исполнил без задора и никто так и не понял, что это на самом деле было.

Такие концерты могут быть бесконечными. К счастью, никто из поклонников не узнал меня после шоу, потому в реальной жизни я выгляжу не так, как на сцене.

© MajorTom для rammsteinfan.ru

0

19

Рига под натиском Rammstein
Автор: Kristine Љmidts , "Telegrafs"

Время: Понедельник, 26.11.2001

Никто доселе не собирал столь многочисленной аудитории на закрытых площадках Риги. На непристойные выходки вокалиста Тиля Линдемана публика реагировала с готовностью собаки Павлова - подпевала и хлопала, девочки прыгали, сурового вида мужчины в такт музыке угрюмо кивали головой. Огонь, искусственные фаллосы, имитация гомосексуальных половых актов, обнаженные зады и т.п. - концерт прошел эпатажно, весело и с на удивление хорошим (для "Сконто") звуком.

А на прошедшей перед этим пресс-конференции, на которую явились только басист Оливер Ридель и ударник Кристоф Doom Шнайдер, музыканты вели себя вяло. Мы ожидали нецензурщины, непристойностей, даже оскорблений (как в Москве, когда один из журналистов услышал в свой адрес: "Заткнись, цуцик"). Скорее всего, витающий над ними дух антисоциальности - часть мифа под названием Rammstein. Единственный, кто мог бы поддержать статус "великих провокаторов", - Линдеман (говорят, что в жизни он ведет себя так же, как и на сцене) отсутствовал.

То, что они принципиально не говорят по-английски, - враки. Говорят. А вот по-русски - нет, хоть и изучали его в школе. "По-английски мы не поем потому, что мы - немецкая группа и не хотим никого копировать" - сказал Шнайдер. Национальные идеи тут ни при чем, Rammstein далеки от политики. "Мы шоумэны, - заявил Ридель, - и не преследуем никаких целей. Мы хотим, чтобы народ приходил на концерты веселиться и танцевать".

В чем же их феномен? "Если бы мы знали, - говорит Ридель, - мы бы это аккумулировали и становились еще популярнее и богаче". Они никогда и не скрывали, что деньги - один из основных движущих факторов в их творчестве. Что ж, спасибо за честность. Номер два - женщины. И музыка - их пристрастия отчетливо прорисовываются в каждой вещи - гитарные соло в стиле AC/DC, басовый шквал в духе Ministry, а на "депешмодовскую" балладу Stripped они сделали весьма удачный "кавер", вошедший в трибют легендарным синтезаторным романтикам. В итоге Rammstein умудряются угодить всем и не повторяться в мелочах, сохраняя свой фирменный стиль. С истинно немецкой самонадеянностью они утверждают, что ни с кем не работают дважды. Даже если это Дэвид Линч. Америка "отдается" им почти с мазохистским удовольствием, Германия стыдливо гордится своим непослушным чудо-ребенком, профашистски настроенные юноши вдохновляются маршеподобными ритмами, мне же нравится их энергичность и максимализм. Пусть и сценические. Даже если в душе они законченные бюргеры, ценность их творческого продукта от этого не меняется. Ауфвидерзейн.

Перевод: Archi
© Rammstein Fan ru (http://www.rammsteinfan.ru)

0

20

2008 год

Интервью с Рихардом для PunkTV

PunkTV.ca: Это Диксон Кристи с PunkTV, и сегодня с нами на связи Richard Kruspe из Rammstein. Привет, как твои дела?

Всё неплохо, была бы ещё погода порадостней… (сегодня небо над Нью-Йорком плотно затянуто облаками). Мне нужны голубые небеса, чтобы чувствовать себя хорошо. И хоть последние недели у меня всё отлично, серость над головой меня порядочно раздражает. Это небо постоянно напоминает мне Берлин.

PunkTV.ca: Берлин – мрачный и тусклый, так?

Да, там всегда облачно и в это время года очень холодно. Вот, наверное, почему в Берлине так часто совершаются самоубийства.

PunkTV.ca: Вот о чём с тобой хотел поговорить: ты сейчас выпускаешь сингл за синглом, снимаешь клипы, а на You Tube тем временем их уже посмотрели больше миллиона раз. Вот скажи мне, как, по твоему мнению, хорошо приняли твой новый проект или не очень?

Я был очень удивлён: даже в Rammstein я никогда не получал столько положительных отзывов о своей работе. Да тут ещё взяли одну из моих новых песен в саундтрек к Resident Evil. Всё это очень здорово. Вообще, Rammstein входили в саундтрек к двум предыдущим частям Resident Evil, у нас уже была прочная связь с авторами этого проекта. Так что они просто связались со мной и попросили песню. Я предложил им “My World” после просмотра их трейлера к фильму. Она лучше всего легла на картинку, и потом идея клипа тоже пришла быстро: пустыня и куб… Я сразу это увидел…

PunkTV.ca: О, был фильм, который назывался «Куб»*. Ты его видел?

Ну, вообще, один мой приятель советовал мне его посмотреть, но, к моему стыду, я его ещё так и не посмотрел.

PunkTV.ca: Судя по всему, сценарий к фильму писали под влиянием произведений Кафки, такое экзистенциальное кино. Герои фильма просыпаются и понимают, что они находятся в кубах с гранями по 14 футов каждая. Они пытаются понять, как же они попали в эти кубы, что они тут делают, и, путешествуя из куба в куб, они пытаются понять, как им из этих кубов убежать, только без вреда для себя, потому что в кубах повсюду ловушки. Похоже на одну вещь Кафки…
На этот фильм сделали уже три ремейка**.

Звучит как история моей жизни, надо будет обязательно посмотреть.

PunkTV.ca: В таком случае, ты, наверное, большой поклонник Кафки?

Я много его читал, мне нравятся его сюжеты, и стиль тоже.

PunkTV.ca:А можно ли сказать, что экзистенциализм Кафки во многом повлиял на современных немецких музыкантов, особенно на тех, что играют индастриал?

Ой, не знаю… Я вырос в ГДР, у нас всё было несколько по-другому, чем на западе. Да и вообще, что касается меня и этой идеи с кубом: тут всё было гораздо проще. У меня в голове застряла эта идея, она вошла в мою жизнь – вот и всё.

PunkTV.ca: Но вернёмся к альбому, насколько я знаю, ты работал с Якобом Хельнером, давним другом и продюсером Rammstein. Работа с ним над Emigrate отличалась как-то от прежних ваших проектов с Rammstein или нет?

Мы работали совершенно иначе, чем до этого с Rammstein. Но я пригласил именно Якоба потому что группа, которую я собрал могла и не состояться как цельная группа, был риск, что ребята не сыграются вместе. Всё-таки создание музыки – очень личный, интимный процесс, я был не совсем уверен, что после двух-трёх недель в студии я и моя новая группа сможем сделать запись. Я решил перестраховаться, и зная хорошо Якоба, я был уверен, что если что-то пойдёт не так, я смогу на него положиться.

PunkTV.ca: Насколько я знаю, ты написал все песни сам. Скажи, ты писал их с помощью программ (Logic или Pro Tools или Acid или Reactor)? Было ли так, что ты сначала писал песню на своём компьютере дома, а затем приносил её в студию и записывал то же самое с живыми инструментами, с гитарой, барабанами?

Я пишу всё в своей студии тут, в Нью-Йорке, использую компьютер и программу Logic. Затем я собираю группу и мы играем новую песню вместе, затем записываем барабаны. Затем я записываю гитару и бас в студии тут или в Берлине. Затем я возвращаюсь в Нью-Йорк и записываю все вокальные части, потом опять улетаю, на этот раз в Швецию. Там мы сводим запись вместе с Штефаном Глауманом в Стокгольме. А потом я возвращаюсь в Нью-Йорк и делаю мастеринг.

PunkTV.ca: Значит, ты больше предпочитаешь именно Logic. А когда ты уже в студии, ты пользуешься Pro Tools или ты всё равно используешь только Logic на своём Mac?

Я использую программное обеспечение от Logic. Разница между Pro Tools и Logic в том, что второе сделано именно для программирования. Pro Tools - скорее для тех, кто много играет, а уж если тебе надо программировать, то лучше Logic не найти: там гораздо больше возможностей. Я уже очень долгое время пользуюсь Logic и уже, кажется, сросся с этой программой.

PunkTV.ca: Я тут недавно гулял по MySpace, и заметил на странице Rammstein в ваших “top friends” значатся Emigrate, Nine Inch Nails, Krieger and KMFDM. Мне бы хотелось, чтобы ты рассказал, что связывает вас с этими группами и что они значат для тебя?

Krieger это совсем молодая группа, с которой сейчас работает наш менеджер, к нашей музыке это имеет малое отношение. Что касается Nine Inch Nails, то с Трентом и его группой я познакомился в Берлине на концерте. Тогда я слышал название группы, но не слышал саму музыку, и когда я оказался на концерте – боже мой! Шоу было просто офигенным! Что мне ещё безумно понравилось, так это тексты. Трент по-настоящему заставил меня вслушиваться в англоязычную лирику. Когда мы жили в ГДР, никто не говорил и не понимал по-английски, так что в лучшем случае мы подпевали на слух, не понимая, о чём вообще идёт речь. Уже потом, когда я стал учить язык, я стал понимать, о чём пелось в тех песнях. А подтолкнул меня к этому именно Трент.

PunkTV.ca: Теперь два вопроса, которые я задаю всем, два таких дежурных вопроса: случалось ли с тобой что-нибудь, что заставило тебя поверить в существование бога? И второй вопрос: ты когда-нибудь видел привидения?

Да у меня в доме живёт призрак! О, это целая легенда. Я когда переехал, стал наблюдать какие-то странности в доме: что-то было не так. Мне все говорили, что, мол, шарики за ролики…
Но когда ко мне приехал друг со своей девушкой и двумя детишками, он тоже сказал, что с домом что-то не так. Дети сказали, что видели призрака. Моя девушка, которая наотрез отказывается верить в эту жуткую мистику, съехала через две недели из моего дома – такая тяжёлая там энергетика. Тогда я всерьёз озаботился этой проблемой, полез в сеть, стал заниматься историей дома и нашёл фотографию, на которой был изображён человек, настолько похожий на меня, что когда я показал фото другу, он сказал: «Слушай, а как ты так ловко себя сюда вставил?»
Но я с фото ничего не делал! Она была сделана в 1874 году, на ней запечатлён парень, очень похожий на меня, стоящий напротив этого дома. Я не шучу и не выдумываю, всё правда!.

PunkTV.ca: Ой-ё! Такое ощущение, что ты живёшь в каком-то заброшенном готическом замке или в заброшенной старой церкви…

Ну нет, это просто старая пожарная часть в Нью-Йорке.

PunkTV.ca: И последний вопрос: расскажи что-нибудь такое, что про тебя не знает ни один поклонник!

Я профессиональный повар.

PunkTV.ca: Рассказывай, какое у тебя коронное блюдо.

Утка, ой, если мы сейчас начнём говорить с тобой об этом, то это займёт ещё один час.

PunkTV.ca: Просто я тоже повар. У меня диплом даже есть.

Ух ты, ну я тоже профессионал вообще-то. В Восточной Германии была такая система (она отличалась от западной): когда выпускаешься из школы, нужно было выбрать какую-то рабочую специальность и обучаться ей в течение трёх лет. А затем ты уже сам выбирал: идти тебе работать или учиться дальше. Получалось, что половину дня у тебя практика (ты работаешь), а потом идёшь домой, а на следующий день у тебя занятия.

PunkTV.ca: У нас было то же самое. 25% учебного времени мы отдавали школе, а 75% - работе. А потом в конце года был экзамен. И так на протяжении трёх лет.

Вот, примерно так и у нас было. Так что я тоже профессиональный повар.

PunkTV.ca: Я думаю, тебе стоит завести шоу «Готовим с Emigrate» на телевидении.

Ну, можно было бы, но не сейчас… Лет эдак через 20…

Примечания:

*Фильм «Куб» («Cube») вышел в 1997 году, это интеллектуальный фантастический триллер. Режиссёр картины: Винченцо Натали. Бюджет: 365 тысячи канадских долларов (около 300 тысяч долларов США) Детям до 16 лет к просмотру не рекомендуется.

**Насколько можно понять, парень имеет в виду фильмы «Кафка», «Куб 2: гиперкуб» и фильм «Пи».

Интервью брал Dixon Christie

// Перевод DSHF //

http://rammstein.ru/intervyu-s-rihardom … unktv.html

0


Вы здесь » MusicalRoom » Интервью » Про Rammstein


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC